Пословицы русского народа

«ПОСЛОВИЦЫ РУССКОГО НАРОДА»

1

«Собрание пословиц — это свод народной, опытной премудрости, цвет здорового ума, житейская правда народа», — пишет Даль; собирать и изучать пословицы — значит сделать «какой-нибудь свод и вывод, общее заключение о духовной и нравственной особенности народа, о житейских отношениях его». В творчестве народа привлекает Даля не только творчество («дар созиданья»), больше — созидатель, даром этим обладающий: народ.

Собирали пословицы и прежде. Еще в конце семнадцатого века составлен был свод «Повестей или пословиц всенароднейших», ибо они «зело потребны и полезны и всеми ведомы добре». В Далево время делу этому много и упрямо служил профессор Иван Михайлович Снегирев. У Снегирева накоплено было около десяти тысяч пословиц, он тоже видел в них отражение исторических событий, общественного и семейного быта, но полагал, что создавались пословицы в избранном, «высшем» кругу, народ же лишь принимал и распространял мудрые речения, открывая в них «сродные русскому добродушие, милосердие, терпение». Митрополит Евгений, один из тогдашних духовных владык, назвал книгу Снегирева «курсом национальной морали»; владыка светский, государь Николай Павлович пожаловал автора бриллиантовым перстнем. Снегирев — серьезный ученый, но он не исследовал пословицы, чтобы узнать и понять свой народ, он полагал, что знает народ и понимает его, и, из этого исходя, собирал (подбирал!) пословицы. Снегиревские сборники называются «Русские в своих пословицах» и (позднейший) «Русские народные пословицы» — заголовки по существу отличны от Далева: «Пословицы русского народа».

Снегирев (каковы бы ни были взгляды его) — ученый, для него пословицы распространены в народе, проверены и обточены веками; находились люди, пытавшиеся распространять в народе пословицы. Смешно, однако, по-своему и знаменательно: попытка насадить в народе пословицу — признание ее силы и действенности.

Екатерина Вторая (которая и русского-то не знала толком) с помощью секретарей сочиняла «сентенции» вроде «Милость — хранитель государева» или «Где любовь нелицемерная, тут надежда верная». Уже при Дале, в конце сороковых годов, какой-то анекдотический Кованько через министра Уварова поднес царю нелепый сборник «Старинная пословица вовек не сломится, или Опытное основание народного мудрословия в двух частях», в коем «изложение есть одной великой мысли духа народного» — любви к государю; назвать пословицами измышления автора невозможно: «Собака на владыку лает, чтоб сказали: ай, Моська, знать, она сильна, коль лает на слона» (высочайше приказано было выпустить книгу вторым изданием).

Ничуть не хотим умалить ученых заслуг Снегирева (кстати, высоко ценимого Далем), но в его взгляде — «С пословицы совлекли ее царственно-жреческое облачение и одели ее в рубище простолюдина и вмешали ее в толпу черни» — и в попытках «свыше» внедрить пословицу в народ есть нечто подспудно общее; оно, это общее, в корне противоречит Далеву убеждению, что пословицы народом созданы и лишь в народе существуют: «Признавая пословицу и поговорку за ходячую монету, очевидно, что надо идти по них туда, где они ходят; и этого убеждения я держался в течение десятков лет, записывая все, что удавалось перехватить на лету в устной беседе» («ходить по них», по пословицы, — сказано все равно, что «по грибы», — уже в этом оттенке приоткрывается способ Далева собирательства!).

2

Нет, Даль не пренебрег трудами предшественников, в «Напутном» к собранию своему он поминает добрым словом и Снегирева, и Княжевича, издавшего в 1822 году «Полное собрание русских пословиц и поговорок», и других радетелей на общем с ним поприще, поминает даже старинного пиита Ипполита Богдановича с его попытками превратить пословицу в «кондитерскую премудрость» («Сколько волка ни корми, он все в лес смотрит» у Богдановича превратилось в: «Кормленый волк не будет пес — корми его, а он глядит на лес»), поминает Крылова и Грибоедова, поскольку «включал в сборник свой» те их изречения, которые ему приходилось «слышать в виде пословиц», но основной источник труда его не печатные сборники, а «живой русский язык», «по который ходил» он туда, где жил нетронутым, неискаженным язык этот, — в самый народ.

«В собрании Княжевича (1822) всего 5300 (с десятками) пословиц; к ним прибавлено И. М. Снегиревым до 4000; из всего этого числа мною устранено вовсе или не принято в том виде, как они напечатаны, до 3500; вообще же из книг или печати взято мною едва ли более 6000, или около пятой доли моего сборника. Остальные взяты из частных записок и собраны по наслуху, в устной беседе». В собрании Даля более тридцати тысяч пословиц, а точно — 30 130.

Пословицы в труде Даля нередко противоречивы: об одном предмете народ подчас мыслит по-разному: «Мудрено, что тело голо, а шерсть растет — мудреней того». Народ в царя верил: «Без царя — земля вдова», но все же «Государь — батька, а земля — матка», и тут же опыт-подсказка: «До неба высоко, до царя далеко», «Царю из-за тына не видать». Народ в бога верил: «Что богу угодно, то и пригодно», но все же «Бог и слышит, да не скоро скажет», и опыт-подсказка: «На бога надейся, а сам не плошай!» Народ в правду верил: «Кто правду хранит, того бог наградит», но все же «У всякого Павла своя правда», и опыт-подсказка: «Правду говорить — никому не угодить», «Правда в лаптях; а кривда хоть и в кривых, да в сапогах». Даль объяснял: «Самое кощунство, если бы оно где и встретилось в народных поговорках, не должно пугать нас: мы собираем и читаем пословицы не для одной только забавы и не как наставления нравственные, а для изучения и розыска, посему мы и хотим знать все, что есть».

3

Труд Даля, вопреки названию, — не одни пословицы; подзаголовок разъясняет: «Сборник пословиц, поговорок, речений, присловий, чистоговорок, прибауток, загадок, поверий и проч.». В «Напутном» Даль толкует: пословица — «коротенькая притча», «суждение, приговор, поучение, высказанное обиняком и пущенное в оборот, под чеканом народности»; поговорка — «окольное выражение, переносная речь, простое иносказание, обиняк, способ выражения, но без притчи, без суждения, заключения, применения; это одна первая половина пословицы» («Поговорка — цветочек, а пословица — ягодка») и т. д. Но мы, не покидая окончательно разговора о составе, поспешим к построению труда его.

Немногочисленные и необъемные собрания Далевых предшественников строились обычно «по азбучному порядку». Встречались, впрочем, и редкие исключения: известный ученый Востоков, к примеру, небольшой рукописный свод имевшихся у него пословиц расположил в порядке «предметном», выбирая из несметного богатства изреченных сокровищ те, что открывали «добродетели» человеческие. Сам перечень «добродетелей» необычайно характерен: осторожность, рассудительность, бережливость, умеренность, благонравие; как хотелось, должно быть, все это узреть в народе и как не укладывалось в «добродетели», заранее вписанные в тетрадочку Востоковым, то, что думал, чувствовал и отчеканил в изречения народ!..

Новизна построения Далева труда не в том, что «предметный порядок» расположения пословиц никому прежде в голову не приходил, а в том, что Даль не к определенным понятиям подбирал пословицы, а шел наоборот: собранные тысячи разделил по содержанию и смыслу. Не всегда удачно (подчас пословица может быть отнесена не к одному — к нескольким разрядам, подчас одна пословица встречается и в нескольких разрядах), но это мелочи, издержки, главного Даль добился: «народный быт вообще, как вещественный, так и нравственный», в труде его открывается.

Даль сознавал возможные издержки: «Принятый мною способ распределения допускает бесконечное разнообразие в исполнении… Смотря по полноте или обширности, частности и общности толкования пословицы, можно ее перемещать из одного разряда в другой сколько угодно и еще утверждать, что она не на месте». Но, посмеивался Даль, «расстричь их и расположить в азбучном порядке может всякий писарь» и тем самым доставить образованному обществу забавную игру: «загадывать на память пословицы и справляться, есть ли они в сборнике». Издержки Даль сознавал и упреки предвидел, однако он в правоте своей был твердо и неколебимо убежден, он убежден был, что в главном не ошибся: «Обычно сборники эти издаются в азбучном порядке, по начальной букве пословицы. Это способ самый отчаянный, придуманный потому, что не за что более ухватиться. Изречения нанизываются без всякого смысла и связи, по одной случайной и притом нередко изменчивой внешности. Читать такой книги нельзя: ум наш дробится и утомляется на первой странице пестротой и бессвязностью каждой строки; приискать, что понадобилось, нельзя; видеть, что говорит народ о той либо другой стороне житейского быта, нельзя; сделать какой-нибудь вывод, общее заключение о духовной и нравственной особенности народа, о житейских отношениях его, высказавшихся в пословицах и поговорках, нельзя; относящиеся к одному и тому же делу, однородные, неразлучные по смыслу пословицы разнесены далеко врознь, а самые разнородные поставлены сподряд…»

Вот пример простой (ничтожный даже, если на Далевы несметные запасы поглядеть), но «У бедного и два гроша — куча хороша»: выпишем у Даля полтора десятка пословиц и поговорок, чтобы лучше строение труда его понять. Вот они — сначала по азбучному порядку:

Б — «Богатство с деньгами, голь с весельем»

В — «Вино надвое растворено: на веселье и на похмелье»

Г — «Где закон, там и обида»

Д — «Дуга золоченая, сбруя ременная, а лошадь некормленая»

Е — «Ехал наживать, а пришлось и свое проживать»

Ж — «Житье — вставши да за вытье»

К — «Кто законы пишет, тот их и ломает»

М — «Муж пьет — полдома горит, жена пьет — весь дом горит»

Н — «Небом покрыто, полем огорожено»

О — «Одна рюмка на здоровье, другая на веселье, третья на вздор»

П — «Продорожил, ничего не нажил, а продешевил да два раза оборотил»

Р — «Рубище не дурак, а золото не мудрец»

С — «Свой уголок — свой простор»

Т — «Торг — яма: стой прямо; берегись, не ввались, упадешь — пропадешь»

Ч — «Что мне законы, были бы судьи знакомы»

Каждое изречение по-своему метко, умно, однако все вместе они пока ни о чем не говорят — они разобщены: просто выписанные подряд полтора десятка народных изречений. Но вот те же пословицы и поговорки как они у Даля — по содержанию и смыслу:

Достаток — убожество

«Житье — вставши да за вытье»

«Богатство с деньгами, голь с весельем»

«Рубище не дурак, а золото не мудрец»

Двор — дом — хозяйство

«Свой уголок — свой простор»

«Небом покрыто, полем огорожено»

«Дуга золоченая, сбруя ременная, а лошадь некормленая»

Закон

«Где закон, там и обида»

«Кто законы пишет, тот их и ломает»

«Что мне законы, были бы судьи знакомы»

Торговля

«Продорожил, ничего не нажил, а продешевил да два раза оборотил».

«Ехал наживать, а пришлось и свое проживать»

«Торг — яма: стой прямо; берегись, не ввались, упадешь — пропадешь»

Пьянство

«Вино надвое растворено: на веселье и на похмелье»

«Муж пьет — полдома горит, жена пьет — весь дом горит»

«Одна рюмка на здоровье, другая на веселье, третья на вздор»

Признаемся: не случайно именно из этих разделов Далева сборника выписали мы примеры, — помним, что Даль на сотнях пословиц раскрыл перед деятелями Географического общества семейный быт на Руси; судя по одному из писем его, он предполагал также, основываясь на пословицах, показать, «что именно народ говорит» о бедности, о доме, о законах, о торговле, о пьянстве. Читая подряд две-три сотни пословиц на одну тему, можно постигнуть мнение народное, сквозь толщу метких и веселых слов увидеть золотой песок на дне, мудрость, отстоявшуюся в веках.

4

«На пословицу ни суда, ни расправы» — Даль не пытался, ему и в голову не приходило не то что пригладить пословицу, но — чего проще! — припрятать: в труде своем он отдавал народу то, чем владел, без оглядки и без утайки. Труд вышел из-под пера его неприглаженный, непричесанный — рыжими огненными вихрами торчали, бросаясь в глаза, будто дразня, речения вроде: «Царь гладит, а бояре скребут», «Попу да вору — все впору», «Господи прости, в чужую клеть пусти, пособи нагрести да вынести», «Барин за барина, мужик за мужика», «Хвали рожь в стогу, а барина в гробу». Это поместил в своем сборнике тот самый Даль, который призывал освобождать крестьян умеренно и аккуратно; тот самый, который советовал остерегаться слов «свобода», «воля» — они-де воспламеняют сердца, а в сборнике пословиц его: «Во всем доля, да воли ни в чем», «Воля велика, да тюрьма крепка», и тут же: «Поневоле конь гужи рвет, коли мочь не берет», «Терпит брага долго, а через край пойдет — не уймешь».

Люди, чье меткое и мудрое слово становилось пословицей, крестьяне русские, верили в бога и подчас не меньше, чем в бога, верили в надёжу-государя, веками повиновались барам и терпеливо сносили гнет и бесправие. Но эти же люди, неведомые творцы пословиц, всякий день убеждались, что милостив бог не ко всякому и что редко сбывается надежда на справедливость — «Бывает добро, да не всякому равно»; истощалось терпение — «Жди, как вол обуха!», шла брага через край — «Пока и мы человеки — счастье не пропало»; поднимались деревни, волости, губернии, присягали Стеньке и Пугачу, усадьбы барские горели, и города сдавались крестьянскому войску; дрожали в страхе шемяки-чиновники («Подьячий — породы собачьей; приказный — народ пролазный»), и поп-обирала («Попово брюхо из семи овчин сшито») прятался в своей кладовой между пузатыми мешками; новые пословицы рождались.

Осторожный Даль сотню повестушек готов был под спудом держать — пусть «гниют», лишь бы спать спокойно, а сотню пословиц из собрания своего выбросить не захотел, хотя и предвидел: «Сборник мой… мог бы сделаться небезопасным для меня» — и в том не ошибся. Даль ни одной пословицы выбросить не пожелал — тут дело взгляда, убеждения: Даль не придумывал народ с помощью пословиц, а показывал, как в пословицах, разных, нередко противоречивых, раскрывается народ. Даль здесь близок по взгляду Добролюбову, который тоже видел в пословицах «материал для характеристики народа». Любопытно: из одного и того же неиссякаемого источника, из Далева собрания, черпали запасы и Лев Толстой для речей любимца своего, покорного и умиротворенного «неделателя» Платона Каратаева, и участники революционного кружка, выбравшие из «Пословиц русского народа» самые крамольные, «кощунственные» и составившие из них агитационный (по Далю — «подстрекательский») раек.

5

Даль эту неисчерпаемость чувствовал и понимал — каждый в сборнике найдет свое. «В редьке пять еств: редечка триха, редечка ломтиха, редечка с маслом, редечка с квасом да редечка так», — народ неисчерпаем, и оттого так разна «ествами» острая редечка-пословица. В «Напутном» Даль писал: «Толковать остроту или намек, который читатель и сам понимает, — пошло и приторно… Самые читатели, как бы мало их ни нашлось, также не одинаковы, у всякого могут быть свои требования — не солнце, на всех не угреешь».

На всех Даль не угрел: начинается долгая, почти десятилетняя история напечатания «Пословиц русского народа».

«Будет ли, не будет ли когда напечатан сборник этот, с которым собиратель пестовался век свой, но, расставаясь с ним, как бы с делом конченным, не хочется покинуть его без напутного словечка» — такими строками открывает Даль предисловие к своему труду и прибавляет: «Вступление это написалось в 1853 году, когда окончена была разборка пословиц; пусть же оно остается и ныне, когда судьба сборника решилась и он напечатан». Наверно, не случайно захотелось Далю «оставить и ныне» (и тем самым навсегда) горестную тревогу — «будет ли, не будет ли когда»: тяжелую, неравную борьбу за то, чтобы итог тридцати пяти лет жизни и труда увидел свет, остался людям, из прожитого века своего не выкинешь — и хорошо обошлось, да все сердце жжет…

Академия наук, куда попал труд Даля, поручила высказать суждение о нем двум членам своим — академику Востокову и протоиерею Кочетову.

Отзыв Востокова не слишком подробен и не враждебен, хотя и не вполне благожелателен: рядом со справедливыми замечаниями об ошибочных толкованиях отдельных пословиц (Даль к мнению Востокова прислушался) неудовольствие из-за присутствия пословиц на религиозные темы — «Прилично ли?..». В целом же: «Собирателю надлежало бы пересмотреть и тщательно обработать свой труд, который, конечно, содержит в себе весьма много хорошего». Бесстрастный аккуратист-академик не поленился отметить пословицы переводные — и с какого языка, указал, выписал пословицы литературного происхождения — и автора назвал…

Пунктуалист!

То ли дело протоиерей-академик, вот про этого не скажешь «бесстрастный» — сколько пылу, задору; про этого не скажешь «критик», «недоброжелатель» — враг!.. Протоиерей был ученый человек, участвовал в составлении академического «Словаря церковнославянского и русского языка», издал первый на русском языке опыт «науки нравственного богословия»; но можно по-разному знать и любить свой язык, по-разному ценить самородки народного ума и слова, а также иметь разные суждения о нравственности народной.

«По моему убеждению, труд г. Даля есть 1) труд огромный, но 2) чуждый выборки и порядка; 3) в нем есть места, способные оскорбить религиозное чувство читателей; 4) есть изречения, опасные для нравственности народной; 5) есть места, возбуждающие сомнение и недоверие к точности их изложения. Вообще о достоинствах сборника г. Даля можно отозваться пословицею: в нем бочка меду да ложка дегтю; куль муки да щепотка мышьяку».

Эта «щепотка мышьяку» Даля особенно разозлила: он ее все забыть не мог и спустя почти десять лет писал в «Напутном»: «Нашли, что сборник этот и небезопасен, посягая на развращение нравов. Для большей вразумительности этой истины и для охранения нравов от угрожающего им развращения придумана и написана была, в отчете, новая русская пословица, не совсем складная, но зато ясная по цели: «Это куль муки и щепоть мышьяку».

Даже «огромность» труда, которая вроде бы могла быть Далю в заслугу поставлена, для протоиерея — грех: «Через это смешал назидание с развращением, веру с суеверием и безверием, мудрость с глупостью…»; смешал «глаголы премудрости божьей с изречениями мудрости человеческой» («сие не может не оскорблять религиозное чувство читателей»); «священные тексты им искалечены, или неверно истолкованы, или кощуннически соединены с пустословием народным».

«Соблазн приходит в мир… в худых книгах»… «Не без огорчения благочестивый христианин будет читать в книге г. Даля»… «К опасным для нравственности и набожности народной местам в книге г. Даля можно еще отнести»… Про мудрость народа, про благочестивую нравственность его — протоиерей походя, а как до дела — без обиняков: «Нет сомнения, что все эти выражения употребляются в народе, но народ глуп и болтает всякий вздор»; Далев труд есть «памятник народных глупостей» (а Даль-то полагал, что мудрости народной!).

Кочетовскому под стать — как сговорились (а может, и сговорились!) — отзыв «светского» цензора, коллежского советника Шидловского. Коллежскому советнику разыгрывать ученого мужа незачем, но мужа бдительного нелишне: он вслед за Кочетовым твердит об «оскорблении религиозных чувств», главное же, не упускает случая ухватить «вредную двусмысленность». Раздел «Ханжество», а пословица — «Всяк язык бога хвалит»; раздел «Закон», а пословица — «Два медведя в одной берлоге не уживутся». Само «соседство» иных изречений неуместно, ибо может вызвать смех, заключая в себе понятия, которые «не должны бы находиться в соприкосновении»: «У него руки долги (то есть власти много)» и следом «У него руки длинны (то есть он вор)» — разве допустимо? Нет, недопустимо, никак нельзя: «Пословицы и поговорки против православного духовенства, казны, власти вообще, службы, закона и судей, дворянства, солдат (?), крестьян (?) и дворовых людей не только бесполезны (!), но, смею сказать, исключительно вредны»…

И вот ведь прелюбопытная особенность ревностных «охранителей»: им дают на отзыв труд Даля, а они все норовят и в строках, и между строк «открыть» неблагонамеренность, тайный умысел самого Даля, так их и подмывает донести: «Если этот сборник есть плод трудов человека, окончившего курс учения в одном из высших воспитательных заведений в России, человека, много лет состоящего на службе…»; или: «Правительство заботится о том, чтобы издать более книг назидательных, способных просвещать народ, а г. Даль…» Даль отвечал потом в объяснительной записке: «Я не вижу, каким образом можно вменить человеку в преступление, что он собрал и записал, сколько мог собрать, различных народных изречений, в каком бы то ни было порядке. А между тем отзывы эти отзываются какими-то приговорами преступнику».

Барон Модест Андреевич Корф, директор публичной библиотеки (и он же — член негласного комитета для надзора за книгопечатанием), рассудил по-своему: поскольку цель Далева труда «собрать все», сборник следует напечатать «в полном его составе», но поскольку это было бы «совершенно противно» «попечению правительства об утверждении добрых нравов», сборник следует напечатать «в виде манускрипта… в нескольких только экземплярах» — и то «к напечатанию сборника можно приступить за отзывами цензуры и министерства народного просвещения», да вдобавок — «не иначе как с особого высочайшего соизволения». Прелюбопытнейшая мысль Корфа: «Сборник пословиц, в том виде как он задуман и исполнен г. Далем, есть книга, для которой должно желать не читателей (!), а ученых исследователей, не той публики, которая слепо верит во все печатное… а такой, которая умеет возделать и дурную почву (!)». Даль всему народу хотел возвратить взятые у него сокровища, а Корф предлагал (как милость!) держать труд Даля для нескольких ученых мужей под замком, в главных библиотеках.

Но и скопческий проект Корфа не был осуществлен: за малым дело — высочайшего соизволения не последовало. Император Николай, благосклонно принимавший поделки про глупую Моську, которая на владыку лает, и щедро награждавший придуманное «охранителями» «мнение народное», не пожелал видеть напечатанным труд, который ум, душу и опыт народа открывал в народном слове.

Смешно: Корф писал в отзыве, что в пословицах, народом созданных, «множество лжеучений и вредных начал», «опасных для нашего народа», — царь, барон, протоиерей пытались отвадить народ от того, к чему он в течение долгих веков приходил мыслью и сердцем. Царь, барон, протоиерей, коллежский советник пытались процедить сквозь свое решето народную мудрость, которую как самую великую ценность пытался уберечь Даль. «Гуси в гусли, утки в дудки, вороны в коробы, тараканы в барабаны, коза в сером сарафане; корова в рогоже — всех дороже».

Сборник «Пословицы русского народа» увидел свет лишь в начале шестидесятых годов. На титульном листе, под заголовком, Даль поставил: «Пословица несудима».

Следующая глава >

Русские народные пословицы и поговорки.

А воз и ныне там.

А ларчик просто открывался.

Авось да как-нибудь до добра не доведут.

А на манеже всё те же.

Аминем беса не избыть.

Аппетит приходит во время еды.

Артельный горшок гуще кипит.

Баба с возу — кобыле легче.

Баба с печи летит, семьдесят семь дум передумает.

Бабушка надвое сказала.

Бабьи города не долго стоят.

Банька — не нянька, а хоть кого ублажит.

Барышу наклад большой брат.

Беда (никогда) не приходит одна.

Беда на селе, коль лебеда на столе.

Беда не по лесу ходит, а по людям.

Бедному жениться и ночь коротка.

Бедному Кузеньке бедная и песенка.

Бедному собраться — (только) подпоясаться.

Бедность не порок.

Беды мучат, да уму учат.

Без бычка не поешь молочка.

Без денег в город — сам себе ворог.

Без детей горе, а с детьми вдвое.

Без имени и овца баран.

Без копейки рубля не бывает.

Без матки пчелки — пропащие детки.

Без меня меня женили.

Без работы и печь холодна.

Без смерти не умрешь.

Без соли стол кривой.

Без соли, без хлеба худая беседа.

Без спотычки и конь не пробежит.

Без стыда лица не износишь.

Без Троицы дом не строится.

Без труда не вынешь и рыбку из пруда.

Без хозяина дом сирота.

Бей галку и ворону: руку набьешь, сокола убьешь.

Бей сороку и ворону, добьешься и до белого лебедя.

Береги (платье снову, а) честь смолоду.

Береженного Бог бережет.

Берись дружно, не будет грузно.

Бестолковый отдых утомляет хуже работы.

Битая посуда два века живет.

Ближняя копеечка дороже дальнего рубля.

Ближняя соломка лучше дальнего сенца.

Близ царя — близ смерти.

Близок локоть, да не укусишь.

Бог (Господь, Христос) терпел и нам велел.

Бог да город, черт да деревня.

Бог дал, Бог и взял.

Бог даст день, даст и пищу.

Бог даст, в окно подаст.

Бог дурака, поваля, кормит.

Бог любит Троицу.

Бог милостив.

Бог напитал, никто не видал, а кто и видел, тот не обидел.

Бог не без милости (казак не без счастья).

Бог не выдаст, свинья не съест.

Бог плута (шельму) метит.

Бог труды любит.

Бог-то Бог, да и сам будь не плох.

Богата милостыня в скудости.

Богатому телята, бедному ребята.

Богатство разум рождает.

Богатый бережет рожу, а бедный одежу.

Богу Богово, а кесарю кесарево.

Бодливой корове Бог рог не дает.

Больше всего люди обижаются на правду.

Большому кораблю — большое плаванье.

Борода — трава, скосить можно.

Борода в честь, а усы и у кошки есть.

Борода с помело, а брюхо голо.

Брань на вороту не виснет.

Брат за брата не ответчик.

Брехать — не цепом мотать.

Будет и на нашей улице праздник.

Будет и тетушка в торгу.

Будет твоя душа в раю, помяни и мою.

Будь без хвоста, да не кажись кургуз.

Будь жена хоть коза, лишь бы золотые рога.

Был конь, да заезжен, был молодец, да подержан.

Был конь, да изъездился.

Был муж, да объелся груш.

Была бы спина — найдется и вина.

Была бы шея, а хомут найдется.

Были бы денежки в кармане.

Были бы кости, а мясо нарастет.

Было бы болото, а черти найдутся.

Было бы корыто, а свиньи найдутся.

Быль молодцу не укор.

Быль что смола, а небыль что вода.

Быть бычку на веревочке.

Благими намерениями выстлана дорога в ад.

Баба с возу — кобыле легче.

Воспитывай лаской, а не таской.

В апреле земля преет (спеши пахать и сеять).

В воре, что в море, а в дураке, что в пресном молоке.

В городе суета, в деревне маета.

В городе толсто звонят, да тонко едят.

В гостях воля хозяйская.

В гостях хорошо, а дома лучше.

В дождь избы не кроют, а в вёдро и сама не каплет.

В дождь коси, а в вёдро греби.

В доме повешенного не говорят о веревке. В здоровом теле — здоровый дух.

В золу, да в пору.

В каждой избушке свои погремушки.

В камень стрелять — только стрелы терять.

В Москве толсто звонят, да тонко едят.

В нашем полку прибыло.

В ногах правды нет.

В нужде и кулик соловьем свищет.

В огороде бузина, а в Киеве дядька.

В одно перо и птица не родится.

В одном кармане смеркается, а в другом заря занимается.

В подпечье и помело — большак.

В поле две воли: чья возьмет.

В поле и жук мясо.

В поле пшеница годом родится, а добрый человек всегда пригодится.

В полплеча работа тяжела, а оба подставишь — легче справишь.

В пустой бочке звону больше.

В семье не без урода.

В сиротстве жить — только слезы лить.

В сорок два года баба ягода, в сорок пять — баба ягодка опять.

В супрядках не пряжа, а в складчине не торг.

В темноте и гнилушка светит.

В тесноте, да не в обиде.

В тихом омуте черти водятся.

В Тулу со своим самоваром не ездят.

В хвасти нет сласти.

В чистом поле четыре воли.

В чистом поле четыре воли (хоть туда, хоть сюда, хоть инаково).

В чужих руках ломоть велик.

В чужой монастырь со своим уставом не ходят.

В чужом глазу сучок видим, а в своем и бревна не замечаем.

В чужую жену черт ложку меду кладет.

Вали на серого, серый всё свезет.

Варвара мне тетка, а правда сестра.

Вашими (твоими) бы устами да мед пить.

Вдова — мирской человек.

Вдовец деткам не отец, а сам круглый сирота.

Везде хорошо, где нас нет.

Век живи, век учись, а дураком помрешь.

Велика Федора, да дура.

Велика честь, коли нечего есть.

Веник в бане всем начальник.

Весной дни долгие, да нитка коротка.

Ветром море колышет, молвою народ.

Взял лыко, отдай ремешок.

Взялся за гуж, не говори, что не дюж.

Видать птицу по полету.

Видать сову по полету.

Видит око, да зуб неймет.

Видит собака молоко, да рыло коротко.

Видна птица по полету.

Вино вину творит.

Владей Фаддей, моей (своей) Маланьей.

Вместе тесно, а врозь скучно.

Вода камень точит.

Воду в ступе толочь — вода и будет.

Вола зовут не пиво пить, а хотят на нем воду возить.

Волк коню не товарищ.

Волка (волков) бояться — в лес не ходить.

Волка ноги кормят.

Вольному воля (спасенному рай).

Вон пирог на семь дорог.

Вор ворует, а мир горюет.

Вор у вора дубинку украл.

Воробьи торопились, да маленькими уродились.

Ворон ворону глаз не выклюет.

Вот Бог, а вот порог.

Вот тебе хомут и дуга, а я тебе не слуга.

Вот тебе, бабушка, и Юрьев день.

Вощина — не соты, болтовня — не толк.

Впереди стояла затрещина, а сзади — тычок.

Время — деньги.

Все будешь знать, скоро состаришься.

Все видно, что хлеб, что мякина.

Все минется, одна правда останется.

Все мы люди, все мы человеки.

Все перемелется, мука будет.

Все под Богом ходим.

Все хорошо, что хорошо кончается.

Всем сестрам по серьгам.

Всему свое время.

Вскачь не напашешься.

Встанешь раньше, шагнешь дальше.

Всяк (каждый) по-своему с ума сходит.

Всяк Еремей про себя разумей.

Всяк кулик в своем болоте велик.

Всяк кулик свое болото хвалит.

Всяк молодец на свой образец.

Всяк правду ищет, да не всяк ее творит.

Всяк сверчок знай свой шесток.

Всяк человек равен самому себе.

Всякая вина виновата.

Всякая сосна своему бору шумит.

Всякое семя знает свое время.

Всякому (каждому) своя болячка больна.

Всякому овощу свое время.

Выше головы не прыгнешь.

Выше лба уши (глаза) не растут.

Выше меры (через силу) и конь не скачет. Вьюги да метели под февраль полетели.

Где дрова рубят, там щепки летят.

Где забор, там и двор, там и постель.

Где кто родился, там и пригодился.

Где любовь да совет, там и горя нет.

Где мед, там и мухи.

Где наше не пропадало.

Где пьется, там и льется.

Где пьют, там и льют.

Где рука, там и голова.

Где тонко, там и рвется.

Где хозяин ходит, там земля хлеб родит.

Гладко было на бумаге, да забыли про овраги (а по ним ходить).

Глаза боятся (страшатся), а руки делают. Глаза по ложке, а не видят ни крошки.

Глас народа — глас Божий.

Глупый киснет, а умный всё промыслит.

Глухому поп две обедни не служит.

Гляженое лучше хваленого.

Гнет дуги — не парит, переломит — не тужит.

Говорить правду — терять дружбу.

Говорят, что кур доят.

Год прожил, так и рог нажил, другой проживу — и второй наживу.

Годится — молиться, а не годится — горшки покрывать.

Голенький ох, а за голеньким Бог.

Голь на выдумку хитра.

Голод не тетка (пирожка не подсунет).

Голодной курице все просо снится.

Голодный сытого не разумеет.

Голой овцы не стригут.

Голый, что святой (беды не боится).

Голь на выдумки хитра.

Гора родила мышь.

Гора с горой не сходятся, а человек с человеком сойдется.

Горбатого могила исправит.

Горе женится, нужда замуж идет.

Горе одного только рака красит.

Господь не выдаст, свинья не съест.

Господь терпел и нам велел.

Гость на порог — счастье в дом.

Гость недолго гостит, да много видит.

Гостям два раза рады: когда они приходят и когда уходят.

Грех воровать, да нельзя миновать.

Грех да беда на кого не живет.

Грибов ищут, по лесу рыщут.

Гроза, грозись, а мы друг за друга держись.

Гром гремит не из тучи, а из навозной кучи.

Гром не грянет, мужик не перекрестится.

Гусь свинье не товарищ.

Давали дураку холст, а он говорит: «толст».

Давши слово, держись, а не давши, крепись.

Далеко кулику до Петрова дня.

Дальние проводы — лишние слезы.

Дар принял тот, кто достойному дал.

Дареному коню в зубы не смотрят.

Дают — бери, а бьют — беги.

Два лета по зиме, одно само по себе.

Два медведя в одной берлоге не живут.

Дважды в одну реку войти нельзя.

Две собаки грызутся, третья не приставай.

Двум смертям не бывать, а одной не миновать.

Девичий стыд до порога, а переступила, так и забыла.

Дела идут, контора пишет.

Дела как сажа бела.

Дела не делай, а от дела не бегай.

Дела пытаешь аль от дела лытаешь?

Дело мастера боится.

Дело не медведь (не волк), в лес не уйдет (не убежит).

Делу время, потехе час.

Денежки счет любят.

День год кормит.

День да ночь — сутки прочь.

Деньги — хороший слуга, но плохой хозяин.

Деньги дело наживное.

Деньги что вода.

Держи голову в холоде, живот в голоде, а ноги в тепле.

Держи карман шире.

Дешево и сердито.

Дик да глуп, так больше бьют.

Дитя не плачет, мать не разумеет.

Для друга семь верст не околица.

Для милого дружка и сережку из ушка.

До Бога высоко, до царя далеко.

До свадьбы заживет.

Добрая слава лежит, а худая бежит.

Доброе слово и кошке приятно.

Доброму Савве добрая и слава.

Доводчику (доносчику) первый кнут.

Долг платежом красен.

Долгие проводы — лишние слезы.

Долго спать — долг наспать.

Долго спать, с долгом встать.

Дом не велик, да лежать не велит.

Дома и солома съедома (едома).

Дома стены помогают.

Домашняя дума в дорогу не годится.

Дорога ложка к обеду.

Дорога милостыня в скудости.

Дорого яичко к Христову дню.

Дорого, да мило, дешево, да гнило.

Дрова рубят, щепки летят.

Дружба дружбой, а служба службой.

Дружба дружбой, а табачок врозь.

Дружно — не грузно, а врозь — хоть брось.

Друзья познаются в беде.

Думы за горами, а беда за плечами.

Дура спит, а счастье у ней в головах стоит.

Дурак не дурак, а сроду так.

Дурака и в алтаре бьют.

Дурака учить, что мертвого лечить.

Дуракам закон не писан.

Дураков не орут, не сеют, а сами родятся.

Дураков не сеют, не жнут, сами родятся.

Дураку закон не писан.

Дурная голова ногам покоя не дает.

Дурная трава из поля вон.

Дурни думкой богатеют.

Дурные примеры заразительны.

Дыма без огня не бывает.

Едешь на день, хлеба бери на неделю.

Ем, да свой, а ты рядом постой.

Ерема, Ерема, сидел бы ты дома, точил бы свои веретена.

Если бы молодость знала, если бы старость могла.

Если в апреле земля перепреет, значит, вовремя май посеет.

Если весел на работе, то на отдыхе игрив.

Если всюду торопиться, так ни на что времени не хватит.

Если пахать плугом, земля станет лугом.

Есть дыра, будет и прореха.

Есть квас, да не про вас.

Есть нечего, да зато жить весело.

Есть-то есть, да не про вашу честь.

Ешь пирог с грибами, а язык держи за зубами.

Ешь пироги, хлеб береги.

Жалует царь, да не жалует псарь.

Ждать да догонять — нет хуже.

Жена — не рукавица: с руки не сбросишь, за пояс не заткнешь.

Жена — не сапог, с ноги не скинешь.

Жена без мужа — вдовы хуже.

Жена приласкает, а мать пожалеет.

Женатый — не проклятый.

Женится — переменится.

Жениться не напасть, да как бы, женившись, не пропасть.

Женский ум лучше всяких дум.

Жив человек смерти боится.

Живая душа калачика хочет.

Живем, да хлеб жуем.

Животину водить — не разиня рот ходить.

Жизнь не по молодости, смерть не по старости.

Жизнь прожить — не поле перейти.

Забудь свой род, и ты — никто.

За вкус не берусь, а горяченько да мокренько будет.

За вкус не берусь, а горячо сварю.

За двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь.

За его (ее) языком не поспеешь босиком.

За морем телушка — полушка, да рубль перевоз.

За неимением гербовой, пишут на простой.

За правду-матку и умереть сладко.

За одного битого двух небитых дают.

За свой грош везде хорош.

За спрос денег не берут.

За твоим языком не поспеешь.

За тычком не гонись.

За чем пойдешь, то и найдешь.

За что купил, за то и продаю.

Завей горе веревочкой.

Заветный перстенек и поношенный хорош.

Закон, что дышло: куда повернул, туда и вышло.

Заладила сорока Якова одно про всякого.

Залетела ворона в высокие хоромы.

Запас кармана не трет.

Запрос в карман не лезет.

Заставь дурака Богу молиться, он и лоб расшибет.

Затвердила сорока Якова.

Захочешь папы — протянешь лапы.

Зашел к куме, да засел в тюрьме.

Заяц от лисицы, а лягушка от зайца бежит.

Звонки бубны за горами.

Знал бы прикуп — жил бы в Сочи.

Зелен виноград не вкусен, млад человек не искусен.

Земля не клином сошлась.

Злой плачет от зависти, а добрый от жалости.

Знает кошка, чье мясо съела.

Знай край, да не падай.

Знай наших (последняя копейка ребром).

Знай сверчок свой шесток.

Знал бы, где упасть, соломки бы подостлал.

Знать птицу по полету.

Зовут зовуткой, а величают уткой.

Золото и в грязи блестит.

Золото моем, а сами голосом воем.

Зубы есть, да нечего есть.

И будь без хвоста, да не кажись кургуз.

И волки сыты, и овцы целы.

Из грязи в князи.

И дешево и сердито.

И козел себя не хулит, даром что воняет. И комар лошадь свалит, коли волк пособит.

И крута гора, да забывчива (и лиха беда, да избывчива).

И Москва не сразу строилась.

И моя денежка не щербата.

И на добра коня спотычка живет.

И на погосте бывают гости.

И на старуху бывает проруха.

И нашим, и вашим…

И рад бы в рай, да грехи не пускают.

И смех и грех.

И сырые дрова загораются.

И толк-то есть, да не втолкан весь.

И у стен бывают уши.

И хочется и колется.

И через золото слезы льются.

И черт под старость в монахи пошел.

Игра не стоит свеч.

Игуменья за чарочку, сестры за ковши.

Из огня да в полымя.

Из песни слова не выкинешь.

Из спасиба шубу не сошьешь.

Или грудь в крестах, или голова в кустах.

Или пан, или пропал.

Искру туши до пожара, беду отводи до удара.

Испокон века книга растит человека.

Ищи — не сказывай, нашел — не показывай.

Ищи ветра в поле.

К обедне ходят по звону, а к обеду по зову.

К чему душа лежит, к тому и руки приложатся.

Кабы знал, где упасть, так соломки бы подостлал.

Каждая курица свой насест хвалит.

Каждому свое.

Кто умеет, тот делает. Кто не умеет, тот учит.

Каково дерево, таков и клин, каков батька, таков и сын.

Каждому своя болячка больна.

Каждый по-своему с ума сходит.

Казенного козла хоть за хвост подержать — можно шубу сшить.

Как аукнется, так и откликнется.

Как веревочка не вейся, а концу быть.

Как волка ни корми, а он все в лес глядит.

Как ни вертись собака, а хвост позади.

Как ни кинь, все клин.

Как с быком ни биться, а все молока от него не добиться.

Как с гуся вода, небывалые слова.

Как собака на сене: сама не ест и другим не дает.

Как хочу, так и ворочу.

Каков в колыбельку, таков и в могилку.

Каков поп, таков и приход.

Какова березка, такова и отростка.

Каково живется, таково и спится.

Каковы сами, таковы и сани.

Какой палец ни укуси, все больно.

Капля и камень долбит (точит).

Кашу маслом не испортишь.

Кишка кишке кукиш кажет.

Клади навоз густо, в амбаре не будет пусто.

Клин клином вышибается.

Кобыла с волком тягалась, только хвост да грива осталась.

Когда будем помирать, тогда будем горевать.

Когда в хвосте начало, то в голове мочало.

Кого люблю, того и бью.

Коготок увяз — всей птичке пропасть.

Козла бойся спереди, коня сзади, а человека со всех сторон.

Колос от колоса — не слыхать и голоса.

Колотись да бейся, а все же надейся.

Коль Бог не выдаст, то свинья не съест!

Кому какое дело, что кума с кумом сидела.

Кому на ком жениться, тот в того и родится.

Конец — делу венец.

Кончил дело, гуляй смело.

Конь о четырех ногах, да спотыкается.

Конь узнается при горе, а друг при беде.

Копейка рублю бережет.

Корова на дворе, харч на столе.

Коса — девичья краса.

Кошке игрушки, а мышке слезки.

Красна птица пером, а человек умом.

Красна птица перьем, а человек ученьем.

Красота до венца, а ум до конца.

Криво рак выступает, да иначе не знает.

Криком изба не рубится.

Круглое — катать, плоское — таскать.

Крупинка за крупинкой гонится с дубинкой.

Круто до скоро — не споро.

Кто в кони пошел, тот и воду вози.

Кто в море не бывал, тот Богу не маливался.

Кто везет, того и погоняют.

Кто грамоте горазд, тому не пропасть.

Кто другому яму копает, тот сам в нее попадет.

Кто другому яму роет, тот сам в нее попадет.

Кто думает три дни, тот выберет злыдни.

Кто едет, тот и правит.

Кто ест скоро, тот и работает споро.

Кто жить не умел, тому и помирать не выучиться.

Кто любит попа, кто попадью, кто попову дочку.

Кто мал не бывал, тот пеленок не марал.

Кто ни поп, тот батька.

Кто палку взял, тот и капрал.

Кто посеет ветер, пожнет бурю.

Кто празднику рад, тот до свету пьян.

Кто пьян да умен, два угодья в нем.

Кто рано встает, тому Бог дает.

Кто смел, тот два съел.

Кто старое помянет, тому глаз вон.

Куда иголка, туда и нитка.

Куда конь с копытом, туда и рак с клешней.

Куда ни кинь, везде (всё) клин.

Куй железо, пока горячо.

Кукушку кстили, да языка не прикусили.

Кума пеша — куму легче.

Купило притупило.

Курица по зернышку клюет, да сыта бывает.

Курице не тетка, свинье не сестра.

Курочка по зернышку клюет, да сыта бывает.

Ладил мужичок челночок, а свел на уховертку.

Ладно, коли все сам умеешь; не ладно, коли все сам делаешь.

Ласковый теленок двух маток сосет.

Лбом стенку не прошибешь.

Лег — свернулся, встал — встряхнулся.

Легче (полегче) на поворотах.

Лежачего не бьют.

Лезет в волки, а хвост собачий.

Лес по дереву не плачет.

Лес рубят — щепки летят.

Лестницу надо мести сверху, а не снизу.

Летний день год кормит.

Лето не без грозы, проводы не без слезы.

Лето — припасиха, зима — прибериха.

Лето работает на зиму, а зима на лето.

Летом два дня льет — час сохнет, осенью — час льет, две недели сохнет.

Либо в стремя ногой, либо в пень головой.

Либо грудь в крестах, либо голова в кустах.

Либо пан, либо пропал.

Либо рыбку съесть, либо на мель сесть.

Либо сена клок, либо вилы в бок.

Либо со сковороды отведать, либо сковородника.

Лиха беда начало.

Лови ветер в поле.

Ложка дегтю в бочку меда.

Ложкой кормит, стеблом глаз колет.

Лучше жить в зависти, чем в жалости.

Лучше маленькая рыбка, чем большой таракан.

Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать.

Лучше поздно, чем никогда.

Лучше семь топоров, чем семь копылов.

Лучше синица в руки, чем журавлю в небе.

Лучше умереть в поле, чем в бабьем подоле.

Лучше хлеб с водой, чем пирог с бедой.

Люби кататься, люби и саночки возить.

Люби не люби, да почаще взглядывай.

Любишь кататься, люби и саночки возить.

Люблю молодца за обычай.

Любовь зла — полюбишь и козла.

Любовь не картошка — не выбросишь в окошко.

Любя, помни, что есть ненависть.

Ненавидя, помни, что есть любовь.

Люди лож, и мы то ж.

Люди пахать, а мы руками махать.

Людское счастье, что вода в бредне.

Мал золотник, да дорог.

Мала птичка, да ноготок востер.

Малая собачка до старости щенок.

Матушка рожь кормит всех сплошь, а пшеничка — о выбору.

Мать высоко руку подымет, да не больно опустит.

Медведь не умывается, да здоров живет.

Межа не стена, а перелезть нельзя.

Мелева много, да помолу нет.

Мели, Емеля, твоя неделя.

Мерзлой роже да метель в глаза.

Мертвым телом хоть забор подпирай.

Мертвых с погоста не носят.

Метил в ворону, а попал в корову.

Мешай дело с бездельем, проживешь век с весельем.

Мешай дело с бездельем, с ума не сойдешь.

Милости прошу к нашему шалашу.

Милые бранятся — только тешаться.

Мир дунет — ветер будет, мир плюнет — море будет.

Мир не без добрых людей.

Много будешь знать, скоро состаришься.

Много спать — добра не видать.

Молод был — конем слыл, стар стал — одром стал.

Молода, в Саксонии не была.

Молодец против овец, а против молодца и сам овца.

Молодо — зелено (погулять велено).

Молоды опенки, да черви в них.

Молоко у коровы на языке.

Молчание — знак согласия.

Москва не сразу строилась.

Москва от копеечной свечки сгорела.

Москва слезам не верит.

Мошна туга — всяк ей слуга.

Мой дом — моя крепость.

Моя хата с краю, я ничего не знаю.

Мудрено сотворено.

Муж возом не навозит, что жена горшком наносит.

Муж да жена — одна сатана.

Муж любит жену здоровую, а брат сестру богатую.

Муж с женою бранится, да под одну шубу ложится.

Мужик богатеет — в баре идет, барин беднеет — к мужику идет.

Мужик в семье, что матица в избе.

Мужик год не пьет, и два не пьет, а как черт прорвет, так и все пропьет.

Мужик да собака на дворе, а баба да кошка в избе.

Мужик задним умом крепок.

Мужик сер, да ум у него не черт съел.

Мужик умирать собирайся, а земельку паши.

Мышь копны не боится.

На бедного Макара все шишки валятся.

На безлюдье и Фома дворянин.

На безрыбье и рак рыба.

На битой дороге трава не растет.

На Бога надейся, а сам не плошай.

На брюхе шелк, а в брюхе щелк.

На веку, как на долгом волоку (разное пережить придется).

На вкус и на цвет образца (товарища) нет.

На волка слава, а овец таскает Савва.

На воре шапка горит.

На всех и солнышко не усветит.

На всех не угодишь.

На всякий роток не накинешь платок.

На всякий час не обережешься.

На всякий чох не наздравствуешься.

На всякого (каждого) мудреца довольно простоты.

На всякое хотенье есть терпенье.

На всякое чиханье не наздравствуешься.

На грех мастера нет.

На кого Бог, на того и добрые люди.

На крепкий сук — острый топор.

На ловца и зверь бежит.

На людях (на миру) и смерть красна.

На милость образца нет.

На мужике кафтан хоть сер, да ум у него не черт съел.

На наш век дураков хватит.

На нет и суда нет.

На одном конце червяк, на другом — дурак.

На охоту ехать — собак кормить.

На погосте жить, всех не оплачешь.

На помин, будто сноп на овин.

На посуле, что на стуле: посидишь да и встанешь.

На рогоже сидя, о соболях не рассуждают.

На свете не без добрых людей.

На сердитых воду возят.

На тебе, Боже, что нам не гоже.

На то и щука в море, чтобы карась не дремал.

На торной дороге трава не растет.

На час ума не стало, навек дураком прослыл.

На чужой каравай рот не разевай (а пораньше вставай да свой затевай).

На чужой рот пуговицы не нашьешь.

На чужой роток не накинешь платок.

Набралось гостей со всех волостей.

Навоз Бога обманет.

Над нами не каплет.

Наделала синица славы, а море не зажгла.

Назвался груздем, полезай в кузов.

Наказал Бог народ: наслал воевод.

Народ без грозы, что конь без узды.

Наряди пень, и пень будет хорош.

Насильно мил не будешь.

Натура — дура, судьба — индейка, а жизнь — копейка.

Начал за здравие, а свел (кончил) за упокой.

Наш атлас не уйдет от нас.

Наш пострел везде поспел.

Наш чин не любит овчин.

Наша горница с Богом не спорится.

Наша хата с краю.

Наше дело телячье (поел да в закут).

Нашего горя и топоры не секут.

Нашего полку прибыло.

Нашла коса на камень.

Не Боги горшки обжигают.

Не бойся собаки, что лает, а бойся той, что молчит да хвостом виляет.

Не бойся суда, бойся судьи.

Не будь в людях приметлив, будь дома приветлив.

Не будь гостю запаслив, а будь ему рад.

Не было бы счастья, да несчастье помогло.

Не было ни гроша, да вдруг алтын.

Не было печали, так черти накачали.

Не было у бабы хлопот, купила порося.

Не в деньгах счастье.

Не в лоб, так о лбу.

Не в пору гость хуже татарина.

Не в свои сани не садись.

Не в службу, а в дружбу.

Не ваш воз, не вам его и везти.

Не вели казнить, вели слово молвить.

Не велик голик, а в бане и он царь.

Не верь речам, верь своим очам.

Не верь ушам, верь очам.

Не вижу — душа мрет, увижу — с души прет.

Не вовремя гость хуже татарина.

Не волчий зуб, так лисий хвост.

Не все коту масленица (бывает и Великий пост).

Не все сосны в лесу корабельные.

Не все то золото, что блестит.

Не вспоя, не вскормя, ворога не наживешь.

Не всяк злодей, кто часом лих.

Не всякое лыко в строку.

Не всякому слуху верь.

Не говори гоп, пока не перепрыгнешь.

Не говори худо о себе, твои друзья об этом позаботятся.

Не гонкой волка бьют, уловкой.

Не гребень чешет голову, а время.

Не давай повадки, чтобы не было оглядки.

Не давши слова, крепись, а давши, держись.

Не дай Бог свинье рога, а мужику барства.

Не дал Бог свинье рогов, а бодуща была бы.

Не делай своего хорошего, а делай мое плохое.

Не держи сто рублей, держи сто друзей.

Не до жиру, быть бы живу.

Не дорог час временем, а дорог улучкой.

Не единым хлебом жив человек.

Не за то волка бьют, что сер, а за то, что овцу съел.

Не знаешь, где найдешь, где потеряешь.

Не знай броду, не суйся в воду.

Не знала баба горя, купила баба порося.

Не избывай постылого, приберет Бог милого.

Не имей сто рублей, а имей сто друзей.

Не ищи в селе, а ищи в себе.

Не клин бы да не мох, так и плотник бы сдох.

Не красна изба углами, а красна пирогами.

Не купи двора, купи соседа.

Не любо — не слушай, а врать не мешай.

Не место красит человека, а человек место.

Не мой воз, не мне его и везти.

Не нам попов судить, на то черти есть.

Не нами началось, не нами и кончится.

Не наш воз, не нам его и везти.

Не обманешь — не продашь.

Не первая зима волку зимовать.

Не первый снег на голову.

Не плюй в колодец, пригодится воды напиться.

Не по хорошу мил, а по милу хорош.

Не поглядев в святцы, да бух в (большой) колокол.

Не подмажешь — не поедешь.

Не пойман — не вор.

Не поя, не кормя, ворога не наживешь.

Не радуйся чужой беде, своя на гряде.

Не робей, воробей (дерись с вороной).

Не родись красивым, а родись счастливым.

Не родись ни умен, ни красив, а родись счастлив.

Не рой другому яму, сам в нее попадешь.

Не с богатством жить, а с человеком.

Не с деньгами жить, а с добрыми людьми.

Не с лица воду пить.

Не с той ноги, кума, плясать пошла.

Не с чего (ходить), так с бубен.

Не светило, не горело, да вдруг припекло.

Не слыть, а быть.

Не смейся чужой беде, своя на гряде.

Не смейся, горох, над бобами, сам будешь валяться под ногами.

Не смейся, горох, не лучше бобов.

Не солгать, не продать.

Не спеши языком, спеши делом.

Не спросясь броду, не суйся в воду.

Не страшно нищему, что деревня горит — взял сумку да пошел.

Не суйся в ризы, коль не поп.

Не сули журавля в небе, а дай синицу в руки.

Не та шинель, что пуговицами блестит, а та, что греет.

Не так живи, как хочется, а так, как Бог велит.

Не так страшен черт, как его малюют.

Не то забота, что много работы, а то забота, как ее нет.

Не тот живет больше, чей век дольше.

Не умеешь шить золотом, бей молотом.

Не успеет стриженая девка косы заплести.

Не учась и лаптя не сплетешь.

Не учи рыбу плавать.

Не учили, покуда поперек лавки укладывался, а во всю вытянулся — не научишь.

Не хвали пива в сусле, а ржи — в озими.

Не хвались, едучи на рать.

Не хвались, идучи на рать (а хвались, идучи с рати).

Не хвальна похвала до дела.

Не хочу в ворота, разбирай забор.

Не штука дело, штука разум.

Невелика птичка, да ноготок востер.

Невестке в отместку.

Неделя крепка середой.

Недосол на столе, а пересол на спине.

Незванный гость хуже татарина.

Незнайка на печке лежит, а знайка по дорожке бежит.

Неказиста кляча, да бежь хороша.

Непутевая голова ногам покоя не дает.

Нет дыму без огня.

Нет милее дружка, как родная матушка.

Нет розы без шипов.

Нет худа без добра.

Нечем платить долгу, дай пойду за Волгу.

Новая метла чисто метет.

Нос вытащит — хвост увязит, хвост вытащит — нос увязит.

Носи платье — не сметывай, терпи горе — не сказывай.

Ночная кукушка денную (дневную) перекукует.

Нужда научит калачи есть.

Нужда скачет, нужда пляшет, нужда песенки поет.

Не красен день без солнышка, не мила жизнь без малых детей.

Не хвались отцом, хвались сыном-молодцом.

От хозяйского глаза и конь добреет.

От добра добра не ищут.

Обещанного три года ждут.

Обжегся на молоке, дует на воду.

Обжегшись на молоке, станешь дуть и на воду.

Обреченная скотина (на дворе) не животина.

Общий горшок гуще кипит.

Овес за лошадью не ходит.

Овчинка выделки не стоит.

Овчинка выделки стоит.

Один в поле не воин.

Один за всех, все за одного.

Один и дома горюет, а двое и в поле воюют.

Один и у каши загинет.

Один карась сорвется, другой сорвется, третий, Бог даст, и попадется.

Один рот и тот дерет.

Один с сошкой, семеро с ложкой.

Один сын — не сын, два сына — полсына, три сына — сын.

Одна голова не бедна, а бедна, так одна.

Одна ласточка не делает весны.

Одна муха не проест и брюха.

Одна паршивая овца все стадо портит.

Одна речь не пословица.

Одной рукой узла не завяжешь.

Одному и у каши неспоро.

Око за око, зуб за зуб.

Окоротишь — не воротишь.

Опять двадцать пять.

Опять за рыбу деньги.

Осень вскочет, да как весна захочет.

Остер топор, да сук зубаст.

От добра добра не ищут.

От домашнего вора не убережешься.

От жару и камень треснет.

От работы лошади дохнут.

От свиньи визгу много, а шерсти нет.

От своего вора не убережешься.

От судьбы не уйдешь.

От сумы да от тюрьмы не отрекайся (или не зарекайся).

От трудов праведных не наживешь палат каменных.

От черта крестом, от свиньи пестом, а от лихого человека ничем.

Отзвонил — и с колокольни долой.

Отзовутся волку овечьи слезки.

Отзовутся кошке мышкины слезки.

Отольются кошке мышкины слезки.

Отошла коту масленица.

Отрезанный ломоть к хлебу не приставишь.

Отсюда не видать.

Охота пуще неволи.

Охота смертная, да участь горькая.

Охоту тешить — не беда платить.

Ошибка в фальшь не ставится.

Пан либо пропал.

Паны дерутся, а у холопов чубы трещат.

Пар костей не ломит.

Паршивая овца все стадо портит.

Пей за столом, да не пей за столбом.

Первая (рюмка, чарка) колом, вторая соколом, третья мелкими пташечками.

Первая брань лучше последней.

Первую песенку зардевшись поют.

Первую песенку зардевшись спеть.

Первый блин (всегда) комом.

Первый снег — не зима, первая зазноба — не невеста.

Перед смертью не надышишься.

Передний заднему мост.

Перемелется, мука будет.

Перерод хуже недороду.

Пеший конному не товарищ.

Пешком ходить — долго жить.

Пиво варит не кто богат, а кто тароват.

Писал писачка, а имя ему собачка.

Писали не гуляли.

Плетью обуха не перешибешь.

Плох тот солдат, который не надеется быть генералом.

Плохие вести не лежат на месте.

Плохой тот солдат, который не надеется быть генералом.

По грибы не час, и по ягоды нет, так хоть по сосновые (по еловые) шишки.

По делам вору и мука.

По одежке встречают, по уму провожают.

По одежке протягивай ножки.

По Сеньке и шапка (по Ереме колпак).

По сытому брюху хоть обухом (бей).

Повадился кувшин по воду — сломить ему голову.

Повадился кувшин по воду ходить, там ему и голову сломить.

Повинную голову меч не сечет.

Под голову кулак, а под бока — и так.

Под лежачий камень вода не течет.

Подальше положишь, поближе возьмешь.

Поделом вору и мука.

Поехала кума неведомо куда.

Пожалел волк кобылу, оставил хвост да гриву.

Поживем — увидим.

Позавидовал плешивый лысому.

Пока баба с печи летит, семьдесят семь дум передумает.

Пока солнце взойдет, роса очи выест.

Покажется сова лучше ясного сокола.

Поклониться — голова не отвалится.

Покуда солнце взойдет, роса очи выест.

Полегче на поворотах.

Полюбится сатана пуще ясного сокола.

Полюбится сова лучше ясного сокола.

Понравится сатана пуще ясного сокола.

Попа и в рогоже узнаешь.

Попал в стаю, лай не лай, а хвостом виляй.

Поповское брюхо, что бёрдо, все мнет.

Попытка не пытка (а спрос не беда).

Поработаешь до поту, так и поешь в охоту.

Посконная рубаха не нагота, хлеб с половой не голодня.

После драки кулаками не машут.

После свадьбы всякий тысяцкий.

Последняя у попа жена.

Пословица вовек не сломится.

Пословица недаром молвится.

Поспешишь — людей насмешишь.

Поспешишь — людей насмешишь.

Потеряешь — не жалей, найдёшь — не радуйся.

Потчевать можно, неволить грех.

Похожа свинья на быка, только шерсть не така.

Почин дороже дела.

Пошел в попы, так служи и панихиды.

Пошел к куме, да засел в тюрьме.

Пошла изба по горнице, сени по полатям.

Правда — хорошо, а счастье лучше.

Правда в огне не горит и в воде не тонет.

Правда глаза колет.

Правда на огне не горит и в воде не тонет.

Прежде отца в петлю не суйся.

Прежде смерти не умрешь.

Привычка — вторая натура.

Привычка — не рукавичка, ее не повесишь на спичку.

Пригрели змейку, а она тебя за шейку.

Придет осень, за все спросит.

Пришла беда, отворяй ворота.

Про один дрожжи не говорят дважды.

Пролитое полно не живет.

Пролитую воду не соберешь.

Пропал мех и на батьку грех.

Проси много, а бери что дадут.

Простота хуже воровства.

Против ветра не надуешься.

Против жара и камень треснет.

Против рожна не попрешь.

Прошла коту масленица.

Прямо (только) вороны летают.

Пуганая ворона куста боится.

Пустили козла в огород.

Пустой колос голову кверху носит.

Пчелка и та взятку берет.

Пьян да умен, два угодья в нем.

Пьяница проспится, а дурак никогда.

Пьяному море по колено.

Работа дураков любит.

Работа не волк, в лес не убежит.

Рад бы в рай, да грехи не пускают.

Разбойник — живой покойник.

Ранний сев к позднему в амбар не ходит.

Ранняя птичка носок прочищает, поздняя глаза продирает.

Рано пташечка запела, как бы кошечка не съела.

Раньше смерти не умрешь.

Рассердясь на блох (на вшей), да и шубу в печь.

Расти большой, да не будь лапшой (тянись верстой, да не будь простой).

Ремесло за плечами не виснет.

Умный в горы не пойдет, умный горы обойдет!

Риск — благородное дело.

Руби дерево по себе.

Рука руку моет (и обе белы бывают).

Русский человек задним умом крепок.

Рыба ищет, где глубже, а человек — где лучше.

Рыба с головы гниет.

Рыбак рыбака видит издалека.

Рыбак рыбака далеко в плесе видит.

Рыбка да рябки — потеряй деньки.

Рыболова одна тоня кормит.

С волками жить — по-волчьи быть.

С глаз долой — из сердца вон.

С голого, как со святого (взятки гладки).

С горы видней.

С дураком пива не сваришь.

С кем поведешься, от того и наберешься.

С лихой собаки хоть шерсти клок.

С лица не воду пить.

С ложки кормит, а чивьем глаза колет.

С людьми и смерть красна.

С малыми детками горе, с большими — вдвое.

С милым рай и в шалаше.

С миром и беда не убыток.

С миру по нитке — голому рубашка (рубаха).

С одного вола две шкуры не дерут.

С паршивой овцы (собаки) хоть шерсти клок.

С поклону голова не заболит.

С пчелкой водиться — в медку находиться, а с жуком связаться — в навозе оказаться.

С сильным не борись, с богатым не судись.

С собакой ляжешь, с блохами встанешь.

С суконным рылом да в калашный ряд (не суйся).

С сыном бранись — за печку держись, с зятем бранись — за дверь держись.

С чужого коня среди грязи долой.

Сам кашу заварил, сам и расхлебывай.

Сама себя раба бьет, коли нечисто жнет.

Сапожник без сапог.

Свату первая чарка и первая палка.

Свет не без добрых людей.

Свет не клином сошелся.

Свинье не до поросят, коли ее палят.

Свинья (скажет) борову, а боров всему городу.

Свинья грязи найдет.

Свои люди — сочтемся.

Свои собаки грызутся, чужая не приставай.

Свой глаз — алмаз (а чужой стекло).

Свой глаз — смотрок.

Свой своему поневоле друг.

Свой ум — царь в голове.

Своя воля страшней неволи.

Своя земля и в горсти мила.

Своя ноша не тянет.

Своя рубаха ближе к телу.

Своя рука владыка.

Своя своих не познаша.

Своя своих познаша.

Свято место пусто не бывает.

Седина в бороду, бес в ребро.

Семеро одного не ждут.

Семь бед — один ответ.

Семь верст до небес и всё лесом.

Семь раз отмерь, один раз отрежь.

Семь топоров вместе лежат, а две прялки врозь.

Сердце вещун (чует добро и худо).

Сердце не камень.

Сердце не лукошко, не прошибешь окошко.

Сердце сердцу весть подает.

Сердцу не прикажешь.

Сила есть — ума не надо.

Сила солому ломит.

Силой милому не быть.

Скажи мне, кто твой друг и я скажу, кто ты.

Сказал бы словечко, да волк недалечко.

Сказанное слово серебряное, несказанное — золотое.

Сказано — сделано.

Сказка складка, а песня быль.

Скатертью дорога.

Сколько веревку ни вить, а концу быть.

Сколько волка ни корми, он все в лес глядит.

Сколько вору ни воровать, а кнута не миновать.

Сколько голов, столько умов.

Сколько лет, сколько зим.

Сколько людей — столько и мнений.

Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается.

Скотину водить — не разиня рот ходить.

Скотину гладь не рукой, а мукой.

Скупость не глупость.

Скучен день до вечера, коли делать нечего.

Славны бубны за горами (а к нам придут, как лукошко).

Сладок мед, да не по две ложки в рот.

Слезами горю не поможешь.

Слепой сказал: «Посмотрим».

Слово — серебро, молчание — золото.

Слово не воробей, вылетит — не поймаешь.

Слово не воробей, вылетит не поймаешь.

Слухом земля полнится.

Слушай ухом, а не брюхом.

Слышал звон, да не знаешь, где он.

С места в карьер.

С корабля на бал.

Смелому горох хлебать, а несмелому и (пустых) щей не видать.

Смелость города берет.

Смелый там найдет, где робкий потеряет.

Смерть не за горами, а за плечами.

Смерть по грехам страшна.

Смерть причину найдет.

Смех и грех (горе).

Смирен топор, да веретено бодливо.

Смола к дубу не пристанет.

Смолоду прореха, под старость дыра.

Снегом да паром, так не будешь старым.

Сноп без перевясла — солома.

Снявши голову, по волосам не плачут.

Со счастьем хорошо и по грибы ходить.

Собака лает, ветер носит.

Собаке собачья смерть.

Сова о сове, а всяк о себе.

Согласного стада и волк не берет.

Сокол с места, а ворона на место.

С волками жить — по-волчьи выть.

Солдат в отпуску — рубаха из порток.

Солдат спит, а служба идет.

Соловья баснями не кормят.

Сорную траву из поля вон.

Сорок лет — бабий век (сорок пять — баба ягодка опять).

Сорока на хвосте принесла.

Спасибо вашему дому, пойду к дому другому.

Спасибом сыт не будешь.

Спать долго — встать с долгом.

Спишь — меньше грешишь.

Спустя лето в лес по малину (не ходят).

Старая кобыла борозды не испортит.

Старая любовь не ржавеет.

Старого воробья на мякине не проведешь.

Старое старится, а молодое растет.

Старость не радость (не красные дни).

Старую собаку не батькой звать.

Старые дрожжи поминать двожды.

Старый друг лучше новых двух.

Старый как малый.

Старый конь борозды не портит.

Старый старится, молодой растет.

Старый что малый.

Стены имеют уши.

Стерпится, слюбится.

Страшен сон, да милостив Бог.

Стриженая девка косы не заплетет.

Стыд не дым, глаза не выест.

Суженого и на кривых оглоблях не объедешь.

Суженого конем не объедешь.

Сухая ложка рот дерет.

Счастливые не следят за временем.

Счастливым быть — всем досадить.

Счастье без ума — дырявая сума.

Счастье на мосту с чашкой.

Сыпь, Матвей, не жалей лаптей.

Сытый голодного не разумеет.

Сядем рядком да поговорим ладком.

Со своим самоваром в Тулу не ездят.

Трезвый пьяному не товарищ.

Та же щука, да под хреном.

Там хорошо, где нас нет.

Твоими бы устами мед пить.

Теля умерло, хлева прибыло.

Терпение и труд все перетрут.

Терпи, казак, атаманом будешь.

Тех же щей, да пожиже влей.

Тешь мой обычай, садись в головах.

Тихие воды глубоки.

Тише едешь, дальше будешь.

То густо, то пусто (то нет ничего).

То значит, что пристяжная скачет, а коренная не везет.

Товар полюбится — ум расступиться.

Толк-то есть, да не втолкан весь.

Толкуй больной с подлекарем.

Только курочка от себя гребет.

Тонул — топор сулил, а как вытащили — и топорища жаль (стало).

Торговля — кого выручит, а кого выучит.

Торговля знает меру, вес да счет.

Тот же блин, да на другом блюде.

Тот же Савка на тех же санках.

Трудно против рожна прати.

Ты ближе к делу, а он про козу белу.

Ты, гроза, грозись, а мы друг за друга держись.

Тяп-ляп — и корабль.

У бабы волос долог, да ум короток.

У богатого телята, а у бедного ребята.

У всякого Павла своя правда.

У всякого плута свой расчет.

У всякого скота своя пестрота.

У всякой избушки свои поскрипушки.

У всякой пташки свои замашки.

У всякой старухи свои прорухи.

У голодной куме хлеб на уме.

У злой Натальи все люди канальи.

У кого много дел впереди, тот назад не оглядывается.

У семи нянек дитя без глазу.

У стен есть уши.

У страха глаза велики.

У Фили пили, да Филю ж и били.

У хлеба не без крох.

У хлеба не без крошек, у торговли не без урону.

Убитая сорока ружье красит.

Убыток уму прибыток.

Уговор дороже денег.

Укатали Сивку (бурку) крутые горки.

Укоротишь — не воротишь.

Улита едет, когда-то будет.

Ум бороды не ждет.

Ум хорошо, а два лучше (того).

Умная голова, да дураку досталась.

Умные речи приятно и слушать.

Умыкали Сивку крутые горки.

Упустишь огонь — не потушишь.

Ус в честь, а борода и у козла есть.

Утопающий за соломинку хватается.

Утро вечера мудренее.

Уходили Сивку крутые горки.

Ученого учить — только портить.

Ученье свет, а неученье тьма.

Учи, пока поперек лавки укладывается, а во всю вытянется — не научишь.

Федот, да не тот.

Хвали рожь в стогу, а барина в гробу.

Хвали утро вечером.

Хвалилась синица море зажечь.

Хвалился черт всем миром владеть, а Бог ему и над свиньей не дал власти.

Хвались, да не поперхнись.

Хвастать — не косить, спина не болит.

Хвастливое слово гнило.

Хвост голове не указка.

Хлеб всему голова.

Хлеб за брюхом не ходит (а брюхо за хлебом).

Хлеб-соль ешь, а правду режь.

Хорош кус, да не для наших уст.

Хорош на девке шелк, коли в девке толк.

Хороша веревка длинная, а речь короткая.

Хороша дочь Аннушка, коли (когда) хвалит мать и бабушка.

Хороша Маша, да не наша.

Хорошего понемногу.

Хорошие речи приятно и слушать.

Хороший товар сам себя хвалит.

Хорошо тому жить, кому бабушка ворожит.

Хоть видит око, да зуб неймет.

Хоть гол, да прав.

Хоть есть нечего, да жить весело.

Хоть тяжелая доля, да все своя воля.

Хоть яловая, а телись.

Хоть косое и кривое, но с  чужого огорода…

Хочется и колется (и матушка не велит).

Хочу с кашей ем, хочу масло пахтаю.

Хрен редьки не слаще.

Христос терпел и нам велел.

Худая трава из поля вон.

Худой мир лучше доброй ссоры.

Худую траву из поля вон.

Худые вести не лежат на месте.

Царские милости в боярское решето сеются.

Царю да киселю места всегда хватит.

Цыплят по осени считают.

Чай пить — не дрова рубить.

Час минёшь, век живёшь.

Час от часу не легче.

Час терпеть, а век жить.

Час упустишь, годом не наверстаешь.

Часом с квасом, порой с водой.

Чего хочется, того и просится.

Человек предполагает, а Бог располагает.

Чем богаты, тем и рады.

Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не плакало.

Чем дальше в лес, тем больше дров.

Чем дарят, тем не корят.

Чем ушибся, тем и лечись.

Чем черт не шутит (пока Бог спит).

Чему быть, того не миновать.

Чему посмеешься, тому поработаешь.

Через золото слезы льются.

Через силу и конь не скачет.

Через сноп не молотят.

Черного кобеля не отмоешь добела.

Честь лучше бесчестья.

Читай, книгочей, не жалей очей.

Что (ни) город, то норов.

Что было, то прошло (и быльем поросло).

Что в лоб, что по лбу.

Что взято, то свято.

Что есть в печи, всё на стол мечи.

Что за честь, коли нечего есть.

Что за шум, а драки нет?

Что имеем, не храним, потерявши, плачем.

Что к чему обычно: нос — к табаку, шея — к кулаку.

Что летом приволочишь ногами, то зимой подберешь губами.

Что миру, то и бабину сыну.

Что муж возом не навозит, то жена горшком наносит.

Что написано пером, то не вырубишь топором.

Что ни поп, то батька.

Что посеешь, то и пожнешь.

Что посеешь, то и пожнешь.

Что потопаешь, то и полопаешь.

Что русскому здорово, то немцу смерть.

Что с возу упало, то пропало.

Что силой взято, то не свято.

Что скоро, то не споро.

Что у волка в зубах, то Егорий послал.

Что у кого болит, тот о том и говорит.

Что у трезвого на уме, то у пьяного на языке.

Что хочу, то и ворочу.

Чтоб других учить, надо свой разум наточить.

Чтоб не ошибиться, не надо торопиться.

Чтобы узнать человека, надо с ним пуд соли съесть.

Чует кошка, чье мясо съела.

Чужая душа — потемки.

Чужая изба засидчива.

Чужая сторона прибавит ума.

Чужое добро впрок нейдет.

Чужую беду руками разведу, а к своей ума не приложу.

Чья бы корова мычала, а твоя бы молчала.

Что наверху, то и внизу.

Шей, вдова, широки рукава, было б куда класть небылые слова.

Шила в мешке не утаишь.

Шилом моря не нагреешь.

Шей горшок да сам большой.

Ши да каша — пища наша.

Щей горшок да сам большой.

Щи да каша — пища наша.

Эта ворона нам не оборона.

Это вилами на воде писано.

Это еще цветочки, а ягодки впереди.

Этот номер не пройдет.

Я не я, и лошадь не моя (и я не извозчик).

Яблоко от яблони недалеко падает.

Яблочко от яблоньки недалеко падает.

Язык без костей.

Язык до Киева доведет.

Язык мой — враг мой (прежде ума глаголет).

Языком масла не собьешь.

Яйца курицу не учат.

1. Баба — Женщина

2. Бережь — Мотовство

3. Бог — Вера

4. Богатство — Достаток

5. Богатство — Убожество

6. Божба — Клятва — Порука

7. Болтун — Лозутчик

8. Брань — Привет

9. Былое — Будущее

10. Вера — Грех

11. Вера — Исповедание

12. Вера(Загадки)

13. Верное — Вестимое

14. Верное — Надежное

15. Вина — Заслуга

16. Воля — Неволя

17. Воровство — Грабеж

18. Вселенная

19. Вселенная

20. Где

21. Горе — Беда

22. Горе — Утешение

23. Горе обида

24. Гость — Хлебосольство

25. Грамота

26. Гроза — Кара

27. Гульба — Пьянство

28. Далеко — Близко

29. Двор — Дом — Хозяйство

30. Девичьи гадания

31. Дети — Родины

32. Дни

33. Добро — Милость — Зло

34. Докука

35. Достаток — Убожество

36. Драка — Война

37. Друг — Недруг

38. Езда — Повозка

39. Жених — Невеста

40. Животное — Тварь

41. Жизнь — Смерть

42. Забота — Опыт

43. Зависть — Жадность

44. Загадки

45. Загадки

46. Задор — Гульба — Беспутство

47. Займы

48. Закон

49. Запас

50. Звания — Сословия

51. Здоровье — Хворь

52. Земледелие

53. Игры — Забавы — Ловля

54. Изуверство — Раскол

55. Изуверство — Ханжество

56. Кабы — Если б

57. Казна

58. Кара — Гроза

59. Кара — Милость

60. Кара — Ослушание

61. Кара — Потачка

62. Кара — Признание — Покорность

63. Кара — Угроза

64. Клевета — Напраслина

65. Клич носячих

66. Конанье (Жребий)

67. Любовь — Нелюбовь

68. Месяцеслов

69. Мир — Ссора — Спор

70. Много — Мало

71. Молва — Слава

72. Молодость — Старость

73. Мошенничество — Обман

74. Муж — Жена

75. Надзор — Хозяин

76. Название — Имя — Кличка

77. Народ — Мир

78. Народ — Язык

79. Наследство — Подарок

80. Начало — Конец

81. Начальство — Приказ — Послушание

82. Начальство — Служба

83. Неправда — Ложь

84. Неправда — Обман

85. Нечаянность — Расплох

86. Одиночество

87. Одиночество — Женитьба

88. Оплошность — Расторопность

89. Опрятность

90. Осторожность

91. Память — Помни

92. Пища

93. Повод — Причина

94. Погода — Стихии

95. Поиск — Находка

96. Покой — Движение

97. Помощь — Кстати

98. Пора — Мера — Успех

99. Пословица — Поговорка

100. Похвала — Похвальба

101. Правда — Кривда

102. Правда — Неправда — Ложь

103. Праздник

104. Приговорки — Прибаутки

105. Признательность

106. Приличие — Вежество — Обычай

107. Припевы

108. Присказки

109. Причина — Отговорка

110. Причина — Следствие

111. Причуда

112. Простор — Теснота

113. Проступок — Грех

114. Просьба — Согласие — Отказ

115. Прямота — Лукавство

116. Путь — Дорога

117. Пьянство

118. Работа — Праздность

119. Радость — Горе

120. Раздумье — Решимость

121. Разное — Одно

122. Растение — Земледелие

123. Ремесло — Мастеровой

124. Ремесло — Снаряд

125. Род — Племя

126. Родина — Чужбина

127. Русь — Родина

128. Свадьба

129. Сватовство

130. Свое — Чужое

131. Своеобычие

132. Семья — Родня

133. Сказка — Песня

134. Скороговорки

135. Скот — Животное

136. Смелость — Отвага — Трусость

137. Смех — Шутка — Веселье

138. Смирение — Гордость

139. Соблазн — Искушение

140. Соблазн — Пример

141. Сон

142. Сосед — Рубеж

143. Ссора — Брань — Драка

144. Стихии — Явления

145. Строгость — Кротость

146. Суд — Лихоимство

147. Суд — Правда

148. Суд — Приказный

149. Судьба — Терпение — Надежда

150. Суеверия — Приметы

151. Сущность — Наружность

152. Счастье — Удача

153. Счет

154. Тайна — Любопытство

155. Терпение – Надежда

156. Тишина — Шум — Крики

157. Тлен — Суета

158. Толк — Бестолочь

159. Торговля

160. Тороватость — Скупость

161. Трусость — Бегство

162. Убийство — Смерть

163. Угода — Услуга

164. Ум — Глупость

165. Умеренность — Жадность

166. Упорство

167. Условие — Обман

168. Услуга — Отказ

169. Ученье — Наука

170. Хорошо — Худо

171. Царь

172. Цвет — Масть

173. Человек

174. Человек — Приметы

175. Честь — Почет

176. Чудо — Диво — Мудреное

177. Щегольство

178. Язык — Речь

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Adblock detector