Пословицы русские народные

Текущая версия страницы пока

не проверялась

опытными участниками и может значительно отличаться от

версии

, проверенной 17 марта 2019; проверки требуют

12 правок

.

Текущая версия страницы пока

не проверялась

опытными участниками и может значительно отличаться от

версии

, проверенной 17 марта 2019; проверки требуют

12 правок

.

Пословицы русского народа. Сборник пословиц, поговорок, речений, присловий, чистоговорок, загадок, поверий и проч. — один из крупнейших литературных источников русских пословиц и поговорок, составленный В. И. Далем в середине XIX века. Содержит 30 130 пословиц, поговорок и метких слов по 178 темам. Около 6 тыс. пословиц было взято из Полного собрания русских пословиц и поговорок Д. М. Княжевича (1822), Русских народных пословиц и притчей И. М. Снегирёва (1848). Все пословицы сборника включены в Словарь Даля.

В 1853 году сборник был представлен на рассмотрение Академии наук. Последовало два отзыва: положительный от академика А. Х. Востокова и резко отрицательный от академика-протоирея В. С. Кочетова. Только в марте 1862 года, во времена общественного подъёма и ослабления цензуры, Н. П. Гиляров-Платонов дал разрешение на печать. На титульной странице помещено изречение «Пословица несудима».

Оглавление [Показать]

Издания

  • 1862 (1-е) — 1-томное (см.).
  • 1879 (2-е) — в 2-х томах, без изменений (том I, II).
  • 1904 (3-е) — в 8-ми т. (приложение к журналу «Новый мир», 1904).
  •  — вступительная статья В. И. Чичерова, предисловие М. А. Шолохова.
  • 1984 — в 2-х т.
  • 1987 — «Пословицы и поговорки русского народа. Из сборника В. И. Даля». Послесловие В. П. Аникина.
  • 1989 — в 2-х т.

С 1992 года Пословицы переиздавались множество раз.

Примечания

  1. ↑ Пословица // Литературная энциклопедия. Том 9 / Гл. ред. А.В. Луначарский. — М.: ОГИЗ, 1935. — С. 173—174.
  2. ↑ Пословица // Большая российская энциклопедия. Том 27. — М., 2015. — С. 246.
  3. Костинский Ю.М. В.И. Даль. Пословица несудима // Отечественные лексикографы XIII-XX века / Под ред. Г.А. Богатовой. — М.: Наука, 2000. — С. 103—104. — 508 с.
  4. Даль В.И. Пословицы русского народа. — М.: Имп. О-во истории и древностей рос. при Моск. ун-те, 1862. — С. (обратная сторона тит. листа), II—III. — 1096 с.
  5. ↑ Чичеров, 1957, с. XXII—XXIV.
  6. ↑ Чичеров, 1957, с. XXVI.
  7. ↑ В.И. Даль. Биобиблиографический указатель / Рос. гос. б-ка, НИО библиографии; Сост. О.Г. Горбачева. Ред. Т.Я. Брискман. Библиогр. ред. Е.А. Акимова. — М.: Пашков Дом, 2004. — С. 16—17. — 134 с.

Литература

  • Чичеров В.И. Вступительная статья // Пословицы русского народа. Сборник В. Даля. — М.: Гос. изд. худ. литературы, 1957. — С. V—XXVIII. — 992 с.
  • Кириленко Ю.П. Вступительная статья «Пословица несудима» // 1000 русских пословиц и поговорок / В.И. Даль. — М.: Рипол Классик, 2018. — С. 3—10. — 514 с.
  • Люстров М.Ю. Послесловие // Пословицы русского народа. В 3 т. / В.И. Даль. — М.: Художественная литература, 2011.

 Пословицы и поговорки — это короткие и выразительные высказывания, в которых запечатлены наблюдательность и мудрость людей. Как правило, поговорка описывает какое-то явление, но не даёт ему моральной оценки. Пословица же состоит из двух частей: в первой описывается явление, а во второй выражается его оценка, положительная или отрицательная, и даётся поучение, рекомендация, как нужно поступать.

Пословица: Век живи — век учись

Поговорка: Ложка дёгтя в бочке мёда.

  • Дурной человек старается оправдать свою ошибку, хороший — её исправить.
  • Человек без мечты, что птица без крыльев.
  • Не место красит человека, а человек место.
  • На каждого Егорку своя поговорка.
  • Человек кузнец своего счастья.
  • Говорят про Фому, а он про Ерёму.
  • Один про Фому, другой про Ерёму.
  • Иван кивает на Петра, а Пётр на Ивана.
  • Малый, что глупый, а глупый, что малый.
  • По одежде не суди, по делам гляди.
  • Рубашка износится, а доброе дело не забудется.
  • Сила хорошо, а ум лучше, а доброе сердце всё покрывает.
  • Не ищи красоты, ищи доброты.
  • Некрасив лицом, да хорош умом.
  • Мир не без добрых людей.
  • У доброго хозяина и пёс гладкий.
  • Доброму гостю хозяин рад.
  • Доброе дело два века живёт.
  • Добрым людям добрая и слава.
  • Доброму Савве добрая и слава.
  • За добро добром платят.
  • Не одежда красит человека, а добрые дела.
  • С лица воду не пить.
  • Некрасив лицом, да хорош умом.
  • Чучело только видом пугает.
  • Скромность всякому к лицу.
  • Вашими устами да мёд пить.
  • Встречай людей не лестью, а честью.
  • Сначала накорми, а потом расспроси.
  • Книга в счастье украшает, а в несчастье утешает.
  • Хорошая книга — лучший друг.
  • Азбука — к мудрости ступенька.
  • Век живи — век учись.
  • Знание делает жизнь красивой.
  • Знание не кошель — за плечами не носить.
  • Наука даёт крылья уму.
  • Ученье — свет, а не ученье — тьма.
  • Знайка всё с полуслова понимает, а незнайка всё только рот разевает.
  • Без опыта и науки не бери и хомута в руки.
  • Корень ученья горек, да плод его сладок.
  • Тяжело а ученье, легко в бою.
  • Повторение — мать учения.
  • Не спеши языком, торопись делом.
  • Языком не спеши, а делом не ленись.
  • На языке медок, а на уме ледок.
  • Остёр на язык, а к делу не привык.
  • Язык твой — лев, дашь ему свободу, а он тебя съест.
  • Язык до Киева доведёт.
  • Языком убивают, как кинжалом, только кровь не льётся.
  • Что на уме, то и на языке.
  • Язык мой — друг мой.
  • Язык мой — враг мой.
  • Раз соврал — на век лгуном стал.
  • Не бросай слова на ветер.
  • Слово не воробей: вылетит не поймаешь.
  • Доброе слово и кошке приятно.
  • Ласковое слово гнев укрощает.
  • Где слова привета, там улыбка для ответа.
  • Слова — серебро, молчание — золото.
  • Сказка складка, а послушать сладко.
  • Хороша верёвка длинная, а речь короткая.
  • Речь вести — не лапти плести.
  • В доброй беседе всяк ума копит.
  • Умные речи приятно и слушать.
  • Сперва подумай, а потом скажи.
  • По речам узнают человека.
  • Будь своему слову хозяин.
  • Плохая шутка до добра не доведёт.
  • Не хвались, пока люди тебя не похвалят.
  • Хорошие речи приятно и слушать.
  • Говорит день до вечера, а слушать нечего.
  • Слов много, а дел мало.
  • В словах рети́в, а в делах ленив.
  • Легко сказать, да тяжело сделать.
  • По речи узнают человека.
  • Сначала подумай, потом говори.
  • Нос задирает, а в голове ветер гуляет.
  • Глупый осудит, умный рассудит.
  • Чужим умом век не прожить.
  • Не для шапки голова на плечах.
  • Заговорил, так надо договаривать.
  • В шутку сказано, да всерьёз задумано.
  • Плохая шутка до добра не доведёт.
  • Ложь человека не красит.
  • Лучше горькая правда, чем сладкая ложь.
  • Была бы охота — будет ладиться работа.
  • Делу время, а потехе час.
  • Труд человека кормит, а лень — портит.
  • Дерево дорого плодами, а человек делами.
  • Сделал дело — гуляй смело.
  • И умён, и пригож, и в деле хорош.
  • От скуки бери дело в руки.
  • Маленькое дело, лучше большого безделья.
  • Человек от лени болеет, а от труда здоровеет.
  • Дело мастера боится.
  • Семь раз отмерь, а один раз отрежь.
  • На Бога надейся, а сам не плошай.
  • Чтобы рыбку съесть, надо в воду лезть.
  • Грибов ищут — по лесу рыщут.
  • Пашню пашут — руками не машут.
  • Хочешь есть калачи — не сиди на печи.
  • Пахать — не в дуду играть.
  • Не бравшись за топор, избы не срубить.
  • Куй железо, пока горячо.
  • Кто пахать не ленится, у того и хлеб родится.
  • Не игла шьёт, а руки.
  • Не боги горшки обжигают.
  • Не поклонясь до земли, и грибка не подымешь.
  • Без хорошего труда, нет плода.
  • Твои ошибки — твоя сила.
  • Не ошибается тот, кто ничего не делает.
  • На кривых корнях деревья лучше стоят.
  • Ранняя пташечка носок прочищает, поздняя лишь глаза продирает.
  • Лучше синица в руке, чем журавль в небе.
  • Беда вымучит, но она и выучит.
  • За двумя зайцами погонишься — ни одного не поймаешь.
  • Лодырь да бездельник — им праздник и в понедельник.
  • Людырь хочет прожить не трудом, а языком.
  • Не привыкай к безделью, учись рукоделью.
  • Кто ленив, тот сонлив.
  • Москва не сразу строилась.
  • Тише едешь — дальше будешь.
  • Смелость города берёт.
  • Смелый приступ — половина победы.
  • Терпение и труд, все перетрут.
  • К большому терпенью придёт и уменье.
  • Без терпенья нет уменья.
  • Совесть без зубов загрызёт
  • У страха глаза велики.
  • Друзья познаются в беде.
  • Нет друга — ищи, а нашёл — береги.
  • Не имей сто рублей, а имей сто друзей.
  • Не узнавай друга в три дня, узнавай три года.
  • Один в поле не воин.
  • Всякая дорога вдвоём веселей.
  • Кто других не любит, сам себя губит.
  • Семеро одного не ждут.
  • Новых друзей наживай, а старых не бросай.
  • Старый друг, лучше новых двух.
  • На деньги друга не купишь.
  • Два сапога — пара.
  • Не лесть, а честь украшает дружбу.
  • Дружба крепка не лестью, а правдой и честью.
  • Дружбой дорожи, забывать её не спеши.
  • Дружба дружбой, а служба службой.
  • Петь хорошо вместе, а говорить по́рознь.
  • Нет лучшего дружка, чем родная матушка.
  • Лучше матери друга не сыщешь.
  • Птица рада весне, а младенец — матери.
  • При солнышке тепло, при матери добро.
  • Об отце и о матери говори с почтением.
  • Муж и жена — одна сатана.
  • Вместе тесно, а врозь скучно.
  • На чужой сторонушке радуешься и воронушке.
  • На чужой стороне и солнце не греет.
  • Родная сторона — мать, чужая — мачеха.
  • Рощи да леса — родного края краса.
  • Дом вести — не бородой трясти.
  • В гостях хорошо, а дома лучше.
  • Всякий дом хозяином держится.
  • Без столбов и забор не стоит.
  • Без хозяина дом — сирота.
  • Земля без хозяина — круглая сирота.
  • Горе тому, кто непорядком живёт в дому.
  • Не дом хозяина красит, а хозяин дом.
  • Посуда любит чистоту.
  • Всякая вещь хороша на своём месте.
  • Знай, сверчок, свой шесток.
  • Хлеб всему голова.
  • Лучше хлеб с водой, чем пир с бедой.
  • Овсяная каша сама себя хвалит.
  • Кашу маслом не испортишь.
  • Сам кашу сварил, сам и дохлёбывай.
  • Был бы пирог, найдётся и едок.
  • Аппетит приходит во время еды.
  • По яблоку в день, и доктор не нужен!
  • Не гони коня кнутом, а корми овсом.
  • Не гони коня плетью на подъём в гору.
  • Не всё то золото, что блестит.
  • Мал золотник, да дорог.
  • Глаз мал, да далеко видит.
  • Зимой снег глубокий — летом хлеб высокий.
  • Дождливое лето хуже осени.
  • Весна красна цветами, а осень — плодами.
  • Роса — утра краса.
  • Декабрь год кончает, зиму начинает.
  • В зимний холод, каждый молод.
  • Первый ручеёк — весне родной сынок, а зиме пасынок.
  • Без росы и трава не растёт.
  • Земля пьёт воду, а трава росу.
  • Утром лес росой умывается.
  • Всякому овощу своё время.
  • Огород — для семьи доход.
  • Рожь поспела — берись за дело.
  • Пшеница — среди хлебов царица.
  • Всякое семя знает своё время.
  • До поры до времени не сеют семени.
  • Цыплят по осени считают.
  • Сей погоду, будешь есть хлеб год от году.
  • Береги нос в большой мороз.
  • Враг природы тот, кто лес не бережёт.
  • Одно дерево срубил — десять посади.
  • Покорми птиц зимой — они отплатят тебе добром летом.
  • Солнце — князь земли, луна — княжна.
  • Что мне золото — светило бы солнышко.
  • Взойдёт солнце и над нашими воротами.
  • Ласточка день начинает, а соловей заканчивает.
  • На красный цветок и пчела летит.
  • Внешний лёд обманчив.
  • Как аукнется, так и откликнется.
  • Клин клином вышибают.
  • В чужом глазу щепку видим, а в своём — бревна не замечаем.
  • Не солнышко: всех не обогреешь.
  • За ушко да на солнышко.
  • Всего света не изъездить.
  • Выше головы не прыгнешь.
  • Все дороги ведут в Рим.
  • Где дорога, там и путь.
  • Умный товарищ — половина дороги.
  • Жизнь прожить — не поле перейти.
  • А Васька слушает, да ест.
  • Лев за мышами не охотится.
  • Знает кошка, чьё мясо съела.
  • Не всё коту масленица.
  • Курочка по зёрнышку клюёт, да сыта бывает.
  • Ужу и в пещере раздолье, соколу и в поднебесье тесно.
  • Из пушки по воробьям не стреляют.
  • Худой мир лучше доброй ссоры.
  • Попытка — не пытка, спрос — не беда.
  • За спрос денег не берут.
  • Договор дороже денег.

«Попову собаку не волком звать» — как ни надоел поп жадностию и прижимками своими, да не глядеть же на собаку его, как на волка, она ни в чем не виновата;

Не купи у попа лошади, не бери у вдовы дочери.

Деньга попа купит и бога обманет (т. е. поп грехи скроет).

И поп новину любит (ездит по дворам собирать хлеб).

Согрешили попы за наши грехи (т. е. по нашим грехам и они грешат).

Знает и крестьянин, что поп не боярин.

Знают и без попа, что воскресный день свят.

Не надейся, попадья, на попа, держи своего батрака (или: казака).

Рада бы Маша за попа (пана?), да поп не берет.

Сидеть попу на погосте, когда не зовут в гости.

По нужде поп ест и боб.

Дан попу колокол, хоть совсем (хоть разбей) его об угол.

Дан попу колокол, хоть звони, хоть об угол колоти.

На лес и поп вор (т. е. всякий дрова ворует).

Паки и паки — съели попа собаки; да кабы не дьячки, разорвали б на клочки.

Житье — хуже поповой собаки.

Ехал Пахом за попом, да убился о пень лбом.

И у соборных попов не без клопов.

Уела попа грамотка.

Не грози попу церковью: он от нее сыт живет.

Не грози попу кадилом: им же кормится.

Пошел глодать кости на попов двор.

Умен, как поп Семен: книги продал, да карты купил.

Деньга и попа в яму заведет.

Не все коту масленица, попу Фомин понедельник.

Волк волком не травится, поп попом не судится.

У цыгана не купи лошади, у попа не бери дочери.

Поповы дочери (детки), что голубые лошади: редкая удается.

Жила лошадь у семи попов по семи годов — стало ей семь годов.

Его все знают, как меченый грош (как щербатую деньгу, как рябую собаку, как попову собаку).

У него поповские глаза. На поповские глаза не наямишься добра.

Завистливый поп два века живет.

Попу, что сноп, что стог — все одно (все мило).

Попово брюхо из семи овчин сшито.

Что поп, что кот — не поворча, не съест.

В поповский карман с головкой спрячешься.

У попа сдачи, у портного отдачи не спрашивай.

Не бери у попа денег взаймы: у завистливого рука тяжела.

Завистлив, что поповские глаза.

Поп — большой маленка (чувашск., т. е. при сборе новины у него хлебная мерка велика).

Попу да вору — все впору. Богослов, да не однослов.

На черта помолвка, а попы чадят.

Волчья пасть да поповские глаза — ненасытная яма.

Любит поп блин, да и ел бы один.

Родись, крестись, женись, умирай — за все попу деньгу подавай.

Накажет дед, как помрет: без рубля поп не похоронит.

Кто с живого и с мертвого дерет?

Кому мертвец, а нам товарец.

Один хлеб попу, одна радость — что свадьба, что похороны.

Где чует кутью, туда идет.

От вора отобьюсь, от приказного откуплюсь, от попа не отмолюсь.

Поп попа хвалит, только глазом мигает.

У святых отцов не найдешь концов.

Поп толоконный (толокняный) лоб (из сказки).

Где попы, там и клопы (а у мужика тараканы).

Келья гроб — и дверью хлоп. Постриженный, что отпетый.

Черт монаху не попутчик (его монах проведет).

От беды (не) в чернецы.

Монастырщина, что барщина (от монастырских крестьян).

Дожила голова до черного клобука (как до последнего убежища).

Ты дочь попова, да я и сам игумнов сын.

Поповы детки, что голубые кони: редко удаются.

Распоп не поп, а поповичи распоповичи.

Кутейники (поповичи) дергачи, ели с медом калачи.

Кутейники дергоноги: не нашли пути-дороги.

Через семьдесят могил хватил (разорвали) один блин.

При церквах проживают, а волю дьявольску совершают.

Были встарь сосуды деревянны, попы золотые; ныне сосуды золотые, попы деревянны.

Алтарю служить, от алтаря и жить (питаться).

Хорошо попам да поповичам: зовут и пироги дают.

Лучшую мерлушку попу на опушку.

Поп — недобрая встреча. Поп сквозь каменну стену сглазит.

Кто попу не сын, тот сукин сын.

Поп как поп, да попадья не поповна.

Попадья умрет — поп в игумны; поп умрет — попадья по гумнам.

Бережет, что поп попадью.

Одна у попа попадья, да и та последняя (останная).

Дворовы да поповы плодливы.

С попом свято (дело), с дворянином честно (т. е. почетно), а с чувашином и грех, да лучше всех (завещание подрядчика).

Не тому богу попы наши молятся (т. е. чтут мамона).

Поют собором, а едят по двором.

Это попова дочка: где кормят, туда и ходит.

Что долго нет обедни? — Попадья не устряпалась (пироги в печь не посадила).

Согрешили попы за наши грехи.

Три попа, а заросла в церковь тропа.

Стоит ад попами, дьяками да неправедными судьями.

Поп хочет большого прихода, а сам ждет не дождется, когда кто помрет.

И попова корова смотрит быков.

И работница попова не ходит в алтарь.

Поп Васька дома? — Кто тут? — Я, Василий Иванович (чувашанин).

Дьякон во весь народ завякал.

Брюшко да головка — семинарская отговорка.

Не служба (не должность) кормит, а место.

Уроди бог повальный хлеб (приговаривают, когда валяют, для урожаю, попа по ниве).

Лето собирает, а зима поедает. У зимы поповское брюхо.

Будешь на том свете попа в решете возить (за грехи).

Поп руки свяжет и голову свяжет, а сердца не свяжет.

Привенчанный сын того же отца, матери. Поп все покроет.

На Козьму и Демьяна курячьи именины: носи попу цыпленка.

Безмен не попова душа, не обманет.

Старую собаку не батькой звать. Попову собаку не батькой звать.

Старше поповой собаки. Старее поповой кобылы.

Жид на ярмарке — что поп на крестинах.

Что нам не мило, то попу в кадило.

В попах сидеть — кашу есть, а в сотских — оплеухи.

Не купи у попа лошади, не бери у вдовы дочери!

От попа кляча не ко двору, от вдовы дочь не по нутру.

Поп Ваньку не обманет, а Ванька попу правды не скажет.

Про глухого попа не разбить колокола.

Поповское брюхо из семи овчин сшито.

Такое сено, что хоть попа корми.

Каша наша, щи поповы (лапша дьяконова).

Сытому попу пояс не к сану.

Про глухого (про глухого попа) две обедни не служат.

Не бывать холопу в попах, а попу в холопах.

Звони, поп, в колокола, чтобы попадья не спала!

Ждучи поп усопших, да и сам уснул.

Чернец чернеца осуждает. Поп попа хвалит, только мигает.

Бес беса и хвалит. Свой своего нахваливает.

Попу куницу, дьякону лисицу, пономарю-горюну серого зайку, а просвирне-хлопуше — заячьи уши.

Позвал поп кота середи поста: поди, кот, возьми пирога в рот: а кот привел с собой и кошурку, да и сел с нею в печурку.

Кстати и поп пляшет. Под случай не поскучай.

Что сельская попадья, меж людей задом места ищет.

Есть новина (новый холст), так попу посылай.

Поп проспал, а свет настал.

Быть попу в уезде — брать и тестом.

Иной любит попа, другой попадью, а третий попову дочку.

Кто любит попа, кто попадью, а кто поповну.

Грех да беда на кого не живет (прибавка: а огонь да вода и попа сожжет).

При попе по попе, а без попа на попа (чистоговорка).

Коли поп Сеньку не обманет, так и Сенька попу правды не скажет.

Поп Федьку не обманет, а Федька попу правды не скажет.

Поповского брюха не набьешь.

Кто ни поп, тот и батька.

Не надейся попадья на попа: держи своего казака (батрака).

Кому мертвец, а нам товарец (говор. попы да гробовщики).

Не наше дело, попово; не нашего попа, чужого.

Не наше дело попа каять: на то есть другой поп.

Не наше дело попа учить, пусть его черт учит.

Всякий поп по-своему поет (свое поет).

У всякого Гришки (попишки) свои делишки.

Смелого ищи в тюрьме, глупого в попах!

Судейский карман — что поповское брюхо (или: что утиный зоб).

Поп ждет покойника богатого, а судья тягуна тороватого.

Если у попа распояшется пояс, то женщина в селении скоро родит.

Поп, да девка, да порожние ведра — дурная встреча.

Девка с полными ведрами, жид, волк, медведь — добрая встреча; пустые ведра, поп, монах, лиса, заяц, белка — к худу.

Оборотень дорогу перебежал. Поп, монах дорогу перешел.

Через восемьдесят могил хватил один блин (поп на поминках).

Ехать было за попом, да угодил в косяк лбом.

Удача — попович, просвирник сын (т. е. редкий удается).

Не все поповым ребятам Дмитриева суббота (т. е. поминки).

Встретил попа — нехорош выход.

Поп, человек соборованный, вдовец, холостяк, вдова, девка – недобрая встреча.

Про глухого попа — не разбить колокола.

Торговать — не горевать. Торговать — не попа звать.

У каменного попа и железной просвиры не выпросишь.

Умному попу лишь кукиш покажи, а уж он и знает, какой грех.

Умен, как поп Семен: книги продал, а карты купил.

Попа да дурака — в передний угол сажают;

Боек, каналья: весь в поповский род пошел.

Наша попадья, что широкая ладья.

Попову собаку не батькой звать.

Стара попова собака, да не батькой звать.

Дивная вещь — девятинского попа по плеши ударить.

Без денег в церковь ходить грех.

Не строй церкви, пристрой сироту!

При церквах проживают, а волю дьявольску совершают.

Церковь грабит, да колокольню кроет.

Не строй семь церквей, пристрой семь детей (т. е. сирот).

Русские народные пословицы и поговорки

Коллекция народных пословиц и поговорок собранная Владимиром Ивановичем Далем

Обозрение пословиц

Жизнь человечества и народов мы читаем в памятниках их бытия; но одни безгласные камни, тленные хартии не могут передать нам задушевных его мыслей, заветных верований и преданий. Есть еще не писанные, не изваянные из мрамора и металла, но живущие, бессмертные памятники души и сердца народов, которые преемственно переходят от одного поколения к другому в песне, сказке и пословице. Это умственное наследство досталось народам из тех патриархальных времен, когда устами праведных и мудрых говорила сама вековечная правда и непреложная истина, когда одна с обязательною силой указывала человеку необходимое, должное и возможное, а другая открывала ему действительное и подлинное в жизни. Сии заповеди истины и правды, обратившиеся в житейскую мудрость, усвоились человечеству и народности в виде пословиц, кои заключали в себе судьбы его; ибо, по изречению Соломона в притчах, мысли праведных судьбы, т. е. уставы, законы.

Кажется, нигде столь резко и ярко не высказывается внешняя и внутренняя жизнь народов всеми ее проявлениями, как в пословицах, в кои облекаются его дух, ум и характер. Летучее слово, проникнутое и одухотворенное живущею мыслью, получает самобытность и вековечность. Всё минется, одна правда остается.

Итак, не без основания пословицы сами себя определяют правдивыми, истинными, непреложными, неизбежными, неподсудными; Пословица правдива; Пословица не мимо (дела) молвится; Старая пословица не сломится; На пословицу суда нет. Но ни глупая, ни пьяная речь не пословица, следственно, только умная, трезвая, здравая.

От присутствия в пословицах вечной правды, соединяющей в себе разумность, свободу и нравственность, им приписывали божественное происхождение, а по незапамятной, предысторической давности возводили начало их к младенчеству рода человеческого, искали в колыбели народов, окруженной мраком древности. Действительно, истинная мудрость и правда проистекают от сближения духа человеческого с духом Божиим. Сродна ей и младенческая одежда, как знак ее чистоты и простоты. Вот почему сама небесная правда и воссиявшая от земли истина облекались в одежду притчи и пословицы, когда благоволили прийти в явление человечеству.

Как искони все истинное, праведное, преизящное называлось божественным, то и народ всякое убеждение в сущей правде и непреложной истине почитает внушением свыше, гласом Божиим: Глас народа — глас Божий. Совесть добрая — глас Божий. Этот живой голос, по сущности своей, столь внятный сердцу человеческому, столь согласный с его совестью и умом, раздается от начала мира во всех племенах и языках, в их жизни и пословице. Он живет с народами и переживает их. Доказательство тому найдем в пословицах, выражающих вечные, неизменные истины, уставы естественного разума; они у разных народов одинаковы, потому что происхождение их общечеловеческое. Сущностью своею они различаются от собственно народных пословиц, сих отголосков своего века и местности, нравов и обычаев, верований и мнений, духа и направления у той или другой нации. Как первые выражают по преимуществу общечеловеческие, религиозные, нравственные, естественные отношения, так в других отпечатлеваются случайные и частные отношения жизни народной. Одни пребывают неизменны, непреложны, а другие, под местным колоритом, нередко входят в употребление и выходят вместе с изменением быта и духа народного.

Столь высоко происхождение пословиц! Исходя из уст пророков, оракулов, мудрецов, патриархов, царей и сивилл древнего мира, они сообщались народу как изречения мудрости, как правила жизни. Рассадником их были храмы, стогны городские и судилища. Долгое время мудрость передавала плоды своего размышления в простых, кратких и складных изречениях, благозвучных для слуха, доступных для ума и емких для памяти. Наконец, в пословицу обращалось всякое выражение ясного сознания, глубокого ума, меткого остроумия, которое открывало какую-нибудь полезную и важную для жизни истину. Случайно высказанное одним и подтвержденное большинством голосов переходило в общее достояние: имена молвивших исчезли, речь их осталась. Аристотель называет пословицы «священными остатками древнейшей философии, без коих она была бы для нас совершенно потерянною».

Потомки жили наследственною мудростью предков; немногие правила и наблюдения, высказанные в пословицах, заменяли письменные уставы и законы до тех пор, пока мудрость не перешла из действительной жизни в умозрение, пока действенные, живые ее слова не облечены были в мертвые письмена.

Хотя с пословицы и совлекли ее царственно жреческое облачение, хотя одели ее в толпу черни, но и там она совершенно не утратила внутренней своей силы и влияния, по своему тайному сродству с жизнью народной и по первобытному свойству с вечною правдою, которая, по старой пословице, светлее солнца.

Итак, удаленная от первоначального своего назначения в человечестве, оставленная в удел простолюдью, пословица неумолкно живет в устах народа, обращается в кругу его мыслей, пользуется его уважением и доверенностью, служит ему свидетельством, порукою, уликою, оправданием, руководством и вообще веселым и полезным спутником в жизни. Пред нею, как пред законом, все равны, а она никому неподсудима, потому что безымянна, безлична и нелицеприятна. На пословицу суда нет. Всякий народ, возраст, всякое звание и состояние, свобода и рабство, богатство и бедность, счастье и несчастье, мудрость и простота — всё составляет предмет ее суждений искренних и смелых, строгих и беспристрастных, так что от пословицы не уйдешь. Над кем пословица не сбывается?

В пословице встретите вопросы о целях жизни, о характере и духе народа, о нравственных и юридических его отношениях, о господствующих началах внешнего и внутреннего быта народного. Принимая живейшее участие во всех делах человеческих, она всегда берет сторону рассудка и справедливости, славит добродетель и нещадно клеймит порок укоризной, позором и насмешкой, но снисходит человеческой слабости и оплошности. Кто Богу не грешен, а царю не виноват? Кто бабе не внук? Кто поживет и не согрешит? Грех да беда на кого не была?

Пословицы как естественные суждения, почерпнутые из жизни, легко и сами собою прилагаются к ней, тогда как ученые мнения и правила нередко остаются чуждыми в мире, без приложения к насущному быту.

Несмотря на внешнюю свою разрозненность и отрывочность, пословицы в жизни народной составляют невидимую, внутреннюю, органическую связь, нечто целое, как и самый народ. Даже противоречия в них иногда представляют нам различные стороны предмета и различные взгляды, принадлежащие своему веку, месту и лицам, напр.: Вольному воля; Воля занесет в неволю; Воля в человеке или рай, или дьявол; Правда светлее солнца; Правда ходит по миру; Сильна правда, а деньги сильней.

Рассматривая в таких отношениях и с таких сторон отечественные наши пословицы, мы найдем в них то, что принадлежит человечеству вообще и что народности — возможное, должное и действительное в жизни общечеловеческой и народной; в первом случае мысль общая проявляется под общею или особенною формою; в другом — особенная мысль под особенною формой. Из этого начала объясняется нам сходство многих пословиц у разных народов, выключая те, кои очевидно заимствованы и буквально переведены. Произведения же самого народа отличаются своим типом и характером.

Так в собственно русских пословицах выражается свойственный народу склад ума, способ суждения, особенность воззрения; в них русский ум находит любимой свой простор. Коренную их основу составляет многовековой, наследственный опыт, этот задний ум, которым крепок русский и который с лета ми приходит, бедою и нуждой прикупается. Но пословица тем не ограничивается; она соединяет практический ум с высшею его силою — разумом, потому что ум без разума беда. Если же нарушается постепенность и порядок в действиях того и другого, то ум заходит за разум. Кроме ума и разума пословица еще указывает нам на особую способность, по-видимому действующую независимо от того и другого и быстро обхватывающую сущность дела: это догадка, которая, по русской пословице, лучше разума. Русский, от природы догадливый и сметливый, берет себе на ум, мотает себе на ус, что видит и слышит. Хотя, с одной стороны, из пословиц обнаруживается в русском некоторая опрометчивость и нерасчетливость вероятностей удачи и неудачи, действование на авось (была не была), но с другой — сметливая простота и осмотрительность, которая учит: Десять раз отмерить и однажды отрезать и Не спросясь броду, не бросаться в воду. Такая противоположность выводится 1) от исконного верования в предопределение, судьбу, авось, от коих родились пословицы: Чему быть, тому не миновать; Суженого на коне не объедешь; Двух смертей не будет, а одной не миновать; и 2) от опытного благоразумия и сметливости, сродной русскому народу.

1. В русских пословицах замечательны также многозначительность и разносторонность; восходя от чувственного к нравственному, духовному, от простого, обиходного, к высшему, некоторые из них могут быть принимаемы то в тесном, то в обширном смысле, в собственном и переносном. Так, напр., известная пословица Знай самого себя может выражать «самую узкую исключительность, самую наивную и смешную самостоятельность» — и вместе основное начало истинной мудрости, сознанное и высказанное мудрецами древнего мира. По указанию Фишарта, одно греческое γνώθι σεαυτόν, знай себя, выражается сорока различными пословицами. Сколько встретите из них намеков и загадок, основанных на аналогии предметов из мира вещественного и духовного! Какой обширный смысл в приложении к жизни заключают в себе обиходные пословицы: Каково аукнется, таково и откликнется; На всякое чиханье не наздравствуешься; Кошке игрушки, а мышке слезки; По одежке протягивай ножки; Тише едешь, дальше будешь!

2. Как на сердце, так и на пословицы русского народа вера и благочестие положили священную печать свою. Начиная и оканчивая дела свои с Богом, он славит святое имя Его и в своих пословицах. Благочестие к Богу соединяется в них с благоговением и преданностью к Царю своему, с почтением к родителям и старшим, с любовью к Отечеству, которое русский человек называет святою Русью. Из таких источников проистекли правила его семейной и общественной жизни.

3. Древнейшая из славянских пословиц, изображающая патриархальное странноприимство и хлебосольство, встречается между чешскими и польскими: Гость в доме, Бог в доме. Русские также говорят: Кинь хлеб-соль на лес! — пойдешь, найдешь; Хлеб соль не бранит; За голодного Бог заплатит.

4. В пословицах высказались сродные русскому добродушие, милосердие, терпение; в них мщение не выдается за освящение, как у испанцев и черногорцев. Разумеется, как в характере и быте народов, так и в пословицах есть свои оттенки, свои уклонения от основных начал. Если некоторые пословицы, по-видимому, оправдывают или извиняют ложь и воровство, зато другие обличают и осуждают их, да и те походят более на русский юмор и сарказм, которые мнимым утверждением явной неправды вызывают наружу истину, напр.: Люди со лжи не мрут, и нам не треснуть стать; Не солгать, так не продать; Умей воровать, умей и концы хоронить и т. д. Умалчиваем о пословицах, оскорбляющих вкус своею грубостью и целомудрие своим неприличием. У какого народа их нет? Как иногда органические произведения выходят из рук природы уродливыми, равно и некоторые пословицы, возникшие из среды простых и грубых нравов, носят на себе признаки безобразия.

5. К этому присоединить надобно склонность и уменье русских прикидываться незнающими — хитрую простоту, кои нередко высказываются их пословицами, напр.: Мы люди неграмотные, едим пряники неписаные; Моя хата с краю, ничего не знаю и т. п. Острота у русского более метка, чем едка.

Удивительно ли, что по сродству и отношению пословиц к жизни народной они у всех почти народов в особенном уважении. Восточные называют их цветом языка, ненанизанными жемчужинами, китайцы — достопамятными изречениями мудрых, греки и римляне — господствующими мнениями (ϰυρίαί γνώμαι, dominae sententiae), итальянцы — училищем народа, испанцы — врачевством души, немцы — уличною мудростью и, подобно русским, правдивыми словами (Schprichwörter sind wahre Wörter). Императрица Екатерина II, писавшая против злоупотребления пословиц комедию (Сумасшествие на пословицах), признала, что «они изощряют разум и придают силу речам».

В заключение коснемся содержания, формы и источников русских пословиц.

1. Сколь многосложна и разнообразна семейная и общественная, нравственная и религиозная жизнь народа, столь многосложно и разнообразно содержание его пословиц, кои имеют к ней постоянное приложение. В них высказывается его быт и обиход прошедший и настоящий, его дух и характер, нравы и обычаи, верования и суеверия, господствующие понятия о природе, о Боге и человеке. Некоторые из них могут быть рассматриваемы преимущественно в отношении ко времени (древние, старинные и новые), а другие — в отношении к местности (отечественные и заимствованные от других народов, городские и деревенские). Наконец, по содержанию своему они касаются естествознания, философии и истории. Первые содержат в себе наблюдения внешнего мира и природы человеческой. Относящиеся же к медицине во многом сходные с правилами Салернитанской школы, содержат в себе гигиенические правила и патологические наблюдения. В религиозных обнаруживаются понятия народа о вере и благочестии, по большей части почерпнутые из Св. Писания. В философских — более нравственные истины, чем умозрительные: здесь коренные начала самородной философии народа, здесь первые опыты свободного его мышления и психологического воззрения. Как пословицы составляют первичную форму права, то в них открываются следы прав государственного, канонического, гражданского и уголовного с их судебными обрядами, юридические символы и вообще юридическая поэзия русского народа; посему они принимаются юристами за первобытные источники права. Как в древнейшем быте народном право не отделяется от нравственности, то и в юридических пословицах преобладает нравственный характер. Наконец, в исторических намекается на достопамятные события и лица. Они более походят на притчи, какими их называет Нестор летописец.

Некоторые из пословиц по смыслу своему могут относиться то к тому, то к другому отделу, напр.: Худая трава из поля вон по прямому значению принадлежит к агрономическим, а в переносном то же выражает, что «изметнути, выбити из земли», т. е. по семейному и родовому суду изгнать вредного члена из общины. Ныне пословица Вольному воля относится к нравственной свободе человека, а в древности она выражала важное право перехода бояр и слуг, следственно, принадлежала к государственному праву.

Пословицы, выражая не только дух и характер народа, но также дух и характер разных его сословий, бывают: духовные, дворянские, купеческие, солдатские, крестьянские, как то: Каков игумен, такова и братья; Не всем старцам в игумнах быть; Коли не поп, не суйся в ризы; Знают попа и в рогоже. — Дворянская служба, красная нужда; Не хвались барин хлебом, а слуга бегом. — Товар с накладом на одних санях ездят; Товар лицом продать; Купец, что стрелец, попал, так попал, а не попал, так заряд пропал. — Что под дождичком трава, то солдатска голова; Хлеб да вода солдатская еда. — Мужик сер, да ум у него не волк съел и т. д.

В этой животрепещущей речи таится первобытная поэзия народа. Тон, краски, оттенки, выражения, подобия, сравнения и контрасты заимствуют пословицы везде, где только найдут что-либо соответственное своей цели и вкусу: из природы, из жизни человеческой и народной, от святого алтаря, от военного стана, торжища, мирской сходки, судилища и домашнего обихода. С ними русский нередко соединяет и благоговейное воспоминание о предках, передавших потомкам своим любимую свою пословицу как заповедь. Подобно греческому и римскому прибавлению к пословице φασί, ut ajunt, quod dicitur, quod dicunt, русские приговаривают: Пословица говорится: ум хорошо, а два лучше.

Сообразно предмету и цели изменяются форма и тон пословицы: иногда она говорит прямо, наотрез, иногда обиняками, шуткой и намеками подает добрый совет и предлагает чужой опыт и проступок на рассуждение, как бы для того, по замечанию св. Григория Двоеслова, «чтобы люди, произнося над прочими строгий и беспристрастный суд, могли оглянуться и на себя, обратить внимание и на свои пороки».

Отличаясь от обыкновенных правил нравоучения старинною сановитостью, какою-то самоуверенностью и решительностью тона, особенным складом и строением речи, правдивая пословица не многоречива, ибо на правду мало слов, или, как говорят немцы, Kurze Rede, gute Rede, короткая речь — хорошая речь. Это дает ей афористический характер, который особенно выражается в эллипсисах, столь часто встречающихся в русских пословицах, где слово не договаривается, где иное говорится наобум, чтобы другой брал себе на ум, замотал на ус, зарубил на носу. Но по времени и местности краткие древние пословицы без рифм, распространяясь от позднейших прибавлений с рифмами, представляют, как видно из сличения рукописных сборников, смесь древнего с новым, напр.: Дорого, да мило — «дешево, да гнило»; Что город, то норов — «что деревня, то обычай, что подворье, то поверье»; Век живи, век учись — «а умрешь дураком» и т. д. Часто одна и та же мысль является в разных формах, принадлежащих разным временам или местностям, обличающих различие характера, образа жизни и взгляда, напр.: Овчинка не стоит выделки. — Игра не стоит свеч. Очевидно, что первая пословица отечественная, другая заимствованная, переводная. Так сосед с горами говорит: Дума наша за горами, а смерть за плечами; но приморский: Ум за морем, а смерть за воротом. У жителей долин и верхов: Где была трава, там и будет; у приречных: Где была вода, там и будет. Каждый век кладет свою печать на пословицы, в коих с течением времени заменяются древние слова новыми, напр.: Беда куны родит и Беда деньги родит; или В копнах не сено, а в кабалах не деньги — В копнах не сено, а в людях не деньги.

2. Коренная, древнейшая форма пословиц есть эпическая, но нередко облекается она в лирическую и символическую, иногда принимает и драматическую, напр.: «Где голь берет? Бог ей дает. Хороша дочь Аннушка! Кто хвалит? матушка».

Отличаясь параллелизмом и симметричностью своих частей, иногда излагаемая определенным метром, она формою своей соответствует силе, живости и движению мысли и чувства. Склад, созвучие и нередко рифма составляют ее принадлежности. Как типическая принадлежность языка, она составляет немаловажное пособие к объяснению смысла, производства и изменения слов, строения речи. В этом искреннем выражении ума народного, не всегда подчиненного узам книжного языка, свободном, как мысль, надобно искать коренных слов русского слова, естественного строения речи. Здесь поражает внимание грамматика-философа особенность образов, смелость фигур, необыкновенность и свобода перестановок и эллипсисов, склад-лад и игривое созвучие речений. Сколько встретите в них слов и оборотов старых, забытых и областных (архаизмов и провинциализмов), кои могут обогатить сокровищницу языка, дать повод к филологико-историческим исследованиям, ибо, по словам блажен. Августина, ipsa lingua popularis plerumque est doctrina salutaris. Укажем здесь на некоторые из древних слов: выть, враг вм. овраг, калита, перевес, кон, строй, склока, голка, крес, куны, смерд, страда, страдник, страдница, страдать вм. работать, ядь вм. яствие, чох и чих вм. чихание, верховодить, издовлять, паствиться, требить и т. д. Из областных заметим следующие: босота, ворогуша, дуван, кормля, моклак, грунь, кужел, кныши, лилек, первоучина, разгон, тулово, збойливый, звяготливый, запрометчивый, кусливый, приедчивый, торный, изгаснуть, огаснуть, кучиться, потачить, верстать, тучить, хоромить и пр. Нередко встречается в пословицах смесь славянских форм с русскими, напр.: враг и ворог, голова и глава, норов и нрав, полон и плен, порох и прах, собор и сбор, сором и срам, хорома и храмина; синонимы, проявляющие двойственность в отечественном языке: лоб и чело, глаз и око, уста и рот, живот и брюхо, спина и хребет. Попадается также отступление от употребительного рода существительных в словах: жаль и боль в мужеском роде, ужин и ужина. Не менее того замечательны особенности в изменении слов и строении речи; укажем на некоторые:

1. Как в песнях, так и в пословицах прилагательные нередко употребляются вместо полного в усеченном виде, напр.: «Мать сыра земля, говорить нельзя», «Всякому мертву земля гроб», «В чем молод похвалишься, в том стар покаешься», «Убог камени не гложет».

2. Несклоняемые слова иногда склоняются, напр.: «Есть нета лучше», «Авось небосю брат», «За спасибо денег не дают».

3. Сказуемое ставится в среднем роде при именах мужеских и женских, когда безотносительно определяет самую сущность предмета: «Лев страшно, а обезьяна смешно», «Мед сладко, а муха падко».

4. Как у болгар местоимения са, се, ся и сѫ нередко ставятся пред глаголом (са бореха, се надевах), так и в письменных памятниках нашей древности и в пословичном языке возвратные местоимения предшествуют глаголу: «Беден часто ся озирает» вм. озирается, «Коли за друга ся ручаешь» вм. ручаешься, «Нам ся женить» вм. жениться.

5. Вместо винительного падежа при действительных глаголах, особенно при неопределенных наклонениях, иногда употребляется именительный в пословицах, подобно как в древнем языке, напр.: «С умом сума носить, дети, животина водить, рука приложить, голова, душа положить».

6. В употреблении времен, в значении одного и двух вместе неопределенных наклонений (быть ехать, быть опадать, не устать стать), и в самом строении речи представляется много особенностей, кои могут составить предмет отдельного рассуждения.

7. В управлении глаголов замечаем отступление от принятого синтаксиса, напр.: Кому (вм. у кого) болят кости, вредить кого, загораться до чего (Загорелася душа до винного ковша) и пр.

При точнейшем исследовании живой народной речи пословиц, без сомнения, откроется еще более особенностей языка, значения слов, строения речи.

Теперь обратимся к значению самой пословицы. Она различествует от апофегмы, гномы и сентенции не столько своим смыслом и содержанием, сколько складом и характером, хотя формы афористического мышления и смешиваются одни с другими.

В древности на Руси пословица означала только условие, помолвку, совещание, согласие, отсюда и в простонародном языке пословный, сговорчивый, также идиотизм, областное наречие. Вместо ее употреблялось летописцами слово: глаголемое, т. е. какое-нибудь изречение, вошедшее в обычную, народную поговорку, также притча, как бы притекающая, причтенная, или, вероятнее, притканная к делу и слову. Св. Димитрий Ростовский называет прикровенным словом. В речи она служила украшением, красным словцом, как говорит пословица: Красна речь с притчею. Потом в смысле пословицы употреблялась молва, говор, разнесшийся в людях. Наконец, ей дано то же знаменование, какое имеет латинское proverbium и французское proverbe, т. е. что придается, молвится к слову, что согласно с словом и делом, следственно, что согласно с истиною. Евреи называли притчу и пословицу Mischle (мысль?), а греки παροιμία, что собственно значит выражение, отступающее от обыкновенной речи, или, по изъяснению Генр. Стефана, от παρὰ, при, у, в — οἴμη слово, то же, что proverbium, пословица, присловие, которое в Игоревой песни называется припевкою.

Что ж касается до притчи, παραβολή, то в библейском и даже народном языке она нередко значит диковинный случай, разительный пример (На веку бывает притчей много), причину, огласку, поношение, напр.: Притча во языцех, т. е. поношение в народах. По сказанию блаж. Иеронима, «Сирские и Палестинские народы любили прибавлять к словам своим притчи, чтобы с помощью примеров и подобий впечатлеть в памяти то, что они могли забыть в простом предписании». Притча возводит частный случай до общего понятия. Некоторые былевые пословицы и древние сказания летописей, по-видимому, не что иное, как распространенные притчи, напр.: Погибоша яко Обри; Путята крести мечем, а Добрыня огнем; Пищанцы волчья хвоста бегают; Шемякин суд. Из насущного быта народного вышли многие притчи, обыкновенно применяемые к разным случаям в жизни и отличенные от священных названием мирских, градских: Гол, да прав; Бежал от волка, да попал на медведя; Вот тебе, бабушка, Юрьев день; Говорил бы про тебя, да боюсь тебя; На безлюдьи Фома дворянин и т. д.

Как многие притчи и басни сократились в пословицы (Есть притча короче воробьиного носа), так равно последние развиты в баснях и притчах и вошли в состав народных песен. Так в староладожской песне:

Хороша в мире пословица идет:
Будто с милым в любви жить хорошо.

В другой песне:

Ах! как при пире, при беседе
Много друзей и братьев;
А как при го́ре, при кручине
Еще нет у молодца друга и брата.

Поговорки, не заключая в себе полного смысла, выражают только намек, применение, уподобление, сравнение, общеупотребительный оборот речи, идиотизм, напр.: На помине легок; Благим матом; Ни из короба, ни в короб; Ни к селу, ни к городу; Лицом в грязь не ударить; С твоего слова, как с золотого блюда; Семь верст киселя есть; Как снег на голову; Как сон в руку; Дать карачун; На свою руку охулки не положит; Словно мертвой рукой обвести; Между строк читает, т. е. разумеет сокровенный смысл; Приставит голову к плечам и т. д.

Хотя, по-видимому, отчасти сходны и даже смешиваются с поговорками прибаутки, присказки, припевки, погудки, но различны только по своему началу и значению, как показывает и самое их словопроизводство, напр.: Ни дать, ни взять, ни вздумать ни взгадать, ни пером написать; или, как в Игоревой песни, «ни мыслию смыслити, ни думою сдумати, ни очима сглядати»; Я там был, мед пил, по усам текло, а в рот не попало; Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается и пр. Некоторые поговорки произошли от пословиц и наоборот, напр.: Чужими руками жар загребать, т. е. легко, хорошо чужими руками и пр. Не похваляся, Богу помоляся, т. е. принимайся за дело!

Примечания

  1. Притч. Соломон. XII, 5.
  2. ↑ «И правда с небесе приниче, истина от земли возсия». Псал. 82, 12.
  3. ↑ Северная пчела, 1845 г., № 61. Отечеств. зап., 1847, окт., стр. 16 и Сын отечества того же года.
  4. ↑ В латинском также употребляется прилагательное в сред. р., напр.: Triste lupus stabulis. Virg. Eсl. III, 80 и Varium et mutabile semper femina. V. Aen. IV, 569. Здесь подразумевается negotium, ens или aliquid, так как в русском: дело. В греч., если прилаг. сказуемое относится к целому роду, то ставится в средн., напр.: ἡ ἀρετή ἐστιν ἐπαινετόν
  5. ↑ «Не беша пословицы Псковичем с Новгородци». Карамз. И. Г. Р. V, пр. 16. «А кто ти ся будет продан пословицею из Новоторжан в одерп». Древн. Росс. Вивлиоф I, 78. «Се бо били челом… Иванцова жена и его сын и его деверь, по пословице». Акты юридич. № 258. — «Многие пословицы приходили Новгородские». Писм. Евангелие 1506 г. «Но и та пословица не по сущему преведеся». Максим Грек.
  6. Иова, XVII, 6.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Adblock detector