Пословицы про москву

Москва… Как далеко, казалось бы, она ушла от тех времен, когда ее называли «большой деревней». «Была-слыла» она богомольной, хлебосольной, своевольной, ситцевой, кипучей, яростной, могучей, именитой, золотом прошитой, всезнающей, тоску разгоняющей… Присказки, пословицы и поговорки о нынешней российской столице складывали с давних пор…

Сюда, в Белокаменную, «мужик за песнями ездил». И «видели ее издалека при кислятине да сквозь жидкий чай»… «Показать Москву в решето» — значило нагло одурачить, обмухлевать… По слухам, в ней «и грязь не маралась», и «звону на всю Ивановскую». И «была бы догадка, а в Москве денег кадка и каждый день праздник». Так вот и «били в доску — поминали Москву».

Слава от Москвы далеко разнеслась. И не только потому, что здесь «рака со звоном встречали», а «церквей- колоколен для этого сорок сороков». И кто бывал в стольном граде, тот запомнил, что там «толсто звонят, да тонко едят». Как и то, что правда тут своя особая, московская. Все возможности — «и намытариться, и намоскалиться»…

Кстати, москалями первоначально называли именно москвичей, а не русских в целом. Впрочем, и сама Русь некогда звалась Московией… Отсюда столько присказок о москалях. Даже в словаре Даля встречается: «от москаля хоть полы отрежь, а уйди!»

«Пусть, черт привяжется, абы не москаль», — говорили жители других мест. «С москалем дружись, а за кол держись». Еще вариант: «с москалем дружи, а камень за пазухой держи». Или: «Знает москаль дорогу, а спрашивает!»

И еще подмечено, что Москва «хоть и стояла на болоте, но ржи в ней не молотят», а едят больше деревенского…

Многие московские байки посвящены еде. Вот, например: «На что уж олонцы — добры молодцы. Не бьются, не дерутся, а кто больше съест, тот и самый-рассамый молодец. Один съел тридцать три пирога с пирогом, да все с творогом. Да еще хлеба добавил. Шапка свалилась, нагнулся достать — почуял, что-то лопнуло. Подумал: не брюхо ли?… Нет, ремень порвался. Ну, жить еще можно».

Очевидно, в Москву за товарами да за продуктами приезжали издавна. Как-то сюда прибыли гости издалека. Собрались подкрепиться, послали молодца на рынок. Увидел он впервые в жизни огурцы и спрашивает, что за диковинный товар… Торговец-москаль мигом догадался, что птица перед ним заезжая, и объяснил: «Постные яйца, снесли птицы заморские, а к нам в Москву приплыли по Москве-реке». И заломил цену до неба…

Вот такой хитростью да весельем славились москвичи. Не зря сюда, в стольный град, приезжали за песнями да за шутками. Ну, и за продовольствием тоже. Хоть, случалось, бывали и перебои. Одним Москва казалась «матушкой», располневшей, как на дрожжах дородная купчиха, другим — номенклатурной стервозной дамой, а третьим — и «курвой» (так назвал ее известный поэт).

Толстовскому герою она предстала, «трепеща, как звездами, своими куполами в лучах солнца», горьковскому — как «чудовищный пряник, пестро раскрашенный, припудренный опаловой пылью и рыхлый»… Платоновский же мужик увидел Москву-реку с водой, пахнущей мылом…

В советскую эпоху в столице постоянно не хватало общественных отхожих мест, а те, что были, беспрерывно закрывались на ремонт… Сами москвичи и приезжие из других городов как-то обходились, а иностранцы принялись жаловаться советским властям на отсутствие доступных туалетов, и этот вопрос пришлось обсуждать на самом верху, на заседании ЦК…

Тем не менее, одному иностранному туристу жители стольного града показались очень богатыми. «Когда я вечером нахожусь у себя в кабинете, а жена в гостиной, то в остальных комнатах свет погашен. У вас же все окна светятся», — поражался он.

Приезжие удивлялись московской толкотне, им казалось, что в столице люди ходят и бегают, задевая друг друга ушами… Да заодно на эти уши лапшу им вешали как ни в одном другом месте… Ушлая, разбитная, сноровистая, высокомерная столица не всегда приветливо встречала приезжего провинциала.

Могла и объегорить, и обмишулить, а уж подсмеяться над ошеломленным гостем — это как пить дать… И, хотя «Москва бьет с носка», люди не перестают сюда стремиться. Как бы ни было трудно приноравливаться к столичным нравам и порядкам, в Москве жизнь завсегда веселее!

Читайте также:

Городские легенды: Москва мистическая

Москва и москвичи. Житель российской столицы — это субэтнос

«Москва, которой нет»: по каким улицам гуляли сто лет назад

Юрий Супруненко

Не только звону что в Звенигороде: есть и в Москве.

И Москва не сразу строилась.

Казань-городок — Москвы уголок.

Москва людей не боится.

В Москве все найдешь, кроме родного отца да матери.

Москва молодцов видала.

Царство Москва, а мужикам тоска.

Фома в Москву пришел да скоро и родню нашел.

Москва кому мать, кому мачеха.

У Андронова шапка на Москве не теряется.

В Москве толсто звонят, да тонко едят.

Один в Москве, другой в Вологде, а оба голодны.84

За спасибо кум пеши в Москву сходил.

Наш Пахом с Москвой знаком.

Копна от копны — как от Ростова до Москвы.

Песня от Нижнего до Москвы.

В Москве деньги беречь — себя не стеречь.

В Москву идти — только голову нести.

Не вдруг Москва строилась.

Всякому в Москве не перекланяешься.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

Adblock detector